перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Один дома

архив

Зима – это время героев. Улицы родного города превращаются во врагов. Гололед, снег с дождем, соль на асфальте, испанский грипп, шаткие сосульки, северный ветер. Каждый шаг на открытом воздухе может оказаться последним. Из дома следует выходить лишь в случаях крайней необходимости. Ездить никуда и ни к кому не надо. Лучше, чтобы приезжали к вам. Алексей Казаков по заданию редакции поставил на себе и своей квартире эксперимент. Смысл его – выяснить, какие развлечения возможно заказать себе на дом. Эксперимент проходил с 31 октября по 1 ноября. Все указанные в тексте имена, отчества, фамилии, сценические псевдонимы людей, клички птиц, зверей и рептилий, имена ростовых, тряпичных, марионеточных кукол, а также номера телефонов – настоящие. Участвовавшие в эксперименте животные вроде бы не пострадали.

Елена Бауман администратор, Мирослава Волкова арт-менеджер, Юрий Борев динозавры, Галина Никишина шутки с куклами, Лариса Леунова первая скрипка, Наталья Суслова вторая скрипка, Саломея Протопопова альт, Наталья Волкова виолончель, Борис Ястребов гитара, Вадим Ефимов гитара, Сергей Гармаш гитара, Дмитрий Слащев перкуссия, Наталья Верещагина вокал, Максим Капитанов стихи, Юлия массаж, Елена массаж, Регина стриптиз, Олег Скрынников клоунада, Гульнара Незамутдинова куклы, Сергей Овчаров курьер, Элла Белова дрессура, Игорь Николаевич кейтеринг. Также редакция благодарит хорька Рикки (в роли мангуста), макаку Соню, морских свинок Хрюню, Николу, Дуню, Шуру, Полю и голубей.

Особая благодарность компании «Сивма», Александру Камачкину и Алексею Кузнецову за предоставленную фотоаппаратуру.

Судя по предварительному расследованию, главные московские развлечения с выездом на дом – это гулящие женщины и легкие на подъем аккордеонисты. Аккордеонистов я исключил сразу. Приглашать их к себе в гости так же низко, как мучить кошек, разорять гнезда или сунуть слепому вместо рубля пуговицу. Это не развлечение, а надругательство. Гулящих оставил про запас: на тот случай, если того, что обещали по другим телефонам, покажется мало.

Вечером пошел брать интервью, напился, никакого интервью не взял и играл в карты до четырех утра. Проснулся в полдвенадцатого дня. С минуты на минуту должны появляться участники эксперимента. Меня знобит и колотит, как при первом прыжке с парашютом. Самый страшный час в бою – час ожидания атаки. Чтобы как-то взять себя в руки, звоню в анонимный венерологический центр на Курской (тел. 199 97 95):

– Я по объявлению, вы виагру на дом доставляете?

– Доставляем. Пилюли по 50 мг – 7 долларов, по 100 мг – 10 долларов. Минимальная партия пилюль по 50 мг – 10 штук, по 100 мг – 7 штук. Доставка бесплатно.

– Очень хорошо. Давайте семь по сто, и как можно скорее.

Пускай будут. Если приедут все, с кем договаривался – человек три-дцать, – тылы понадобятся крепкие. И стыдиться тут нечего. Вот приступ медвежьей болезни – это стыдно. Каждые пять минут, словно абитуриент, бегаю в туалет. Первый призыв домофона, естественно, застает как раз в момент борьбы с внутренним абитуриентом.

– Это квартира пятнадцать?

– Пятнадцать.

– Динозавров вы заказывали?

– ...

– Актеров в костюмах сказочных персонажей вы заказывали?

– Поднимайтесь, только лифт не работает.

Вспомнил. По объявлению «Динозаврик, большой, добрый, очень веселый, и скоморох поздравят ваших детей с днем рождения. Музыкально-развлекательное представление. Сюрпризы, игры, подарок. Тел. 524 83 61» я зачем-то договорился еще в пятницу утром. А про ребенка, которого стану развлекать динозаврами, договориться забыл. Как теперь объяснять скомороху, зачем одинокому мужчине сомнительной наружности весь этот палеолит?

Пока актеры в костюмах сказочных персонажей поднимаются по лестнице, судорожно перебираю варианты соседских детей: Зефа не замужем, у Димы сыну год, Маркелл спился, у Толика-таксиста мальчику тринадцать, и он наверняка пошлет меня вместе с динозаврами на самый край.

Заходят, располагаются, улыбаются, знакомятся. Остается последний шанс. Сказать, что сегодня – генеральная репетиция, а детей будем поздравлять через неделю. Но выходит совсем не то.

– А где ребенок?

– Знаете, вы только ничего такого не подумайте, но ребенка нет. Я заместо него. Взрослый ребенок. Но вы не волнуйтесь, деньги у меня есть. Могу вперед.

Для двух человек в этом мире я, Алексей Казаков, превращаюсь в обыкновенного извращенца. Неловко протягиваю тысячу рублей. Юра, красивый актер лет сорока, хмурит брови и волнуется не меньше моего. Напарница скомороха продолжает улыбаться:

– Нам бы погладиться. Вы только место освободите, а утюг у нас свой. Давайте я вам помогу.

Опереточно гримасничая, пытаюсь разрядить напряжение фразой из «Обломова»: «Не подходите, не подходите, руки я вам не подам, вы с холода». Не срабатывает. Раньше надо было говорить, дурень.

Ребята надевают костюмы, я сижу на диване, Юра прячется за стеной, девушка прячется за спинку разрисованного чемодана – он же кукольный театр. Начинается рассказ про зарождение динозавров. Что-то о бабушке, ее шкафе, шаловливых внуках и о большом остывающем яйце в гнезде. Появляется огромный динозавр и начинает петь. И вот мы уже пляшем, взявшись за руки, хлопаем в ладоши, и мне весело. Дальше по сценарию игры – жмурки и паровозики, а потом сюрпризы и подарок. Миновав игры, переходим к сюрпризам. Но стрекочет домофон, и мужской голос громко извещает, что виагра доставлена. Динозавры все слышали, и мне – пусть и извращенец – от этого крайне неудобно. Кукольница пошла переодеваться в штатское, Юра тяжело дышит под запотевшей пластмассовой маской. Появляется курьер-венеролог. Он понимающе кивает и вообще смотрит на меня с восхищением. Плетью по сердцу снова пищит домофон.

– Елена Бауман со струнным квартетом.

– Здравствуйте, по лестнице поднимайтесь, лифт сломан.

Две скрипки, альт, виолончель. Все девушки. Пейджер 961 33 33 для абонента 89044. Сто долларов в час. Больше четырех часов работы – скидки. Девушки только что вернулись из Эмиратов. Шейхи их не хотели отпускать, но они вырвались – и сразу ко мне. Венеролог что-то медлит с уходом. Юра, слава тебе господи, успел с гардеробом. Улыбаюсь, как могу, жму ему руку, обещаю, что буду звонить. Елена Бауман отправляет скрипичный квартет переодеваться.

Я на диване, Елена Бауман у окна, девушки в концертных платьях на табуретах. Тихо хихикают, прикрывая кружевными платочками губки. Спрашивают, что играть. По барабану. Лучше что-нибудь жалостливое. «Маленькую ночную серенаду». Потом «Турецкий марш». Потом «Strangers in the Night». Потом звонит домофон. Антракт. На подходе избавитель и спаситель мой – устроитель банкетов Игорь Николаевич (тел. 131 54 02). Он сам привозит спиртное, делает отличные бутерброды, художественно режет огурцы, щедро делится черной икрой, щипцами раскладывает в стаканы лед, не играет на аккордеоне. Прошу Игоря Николаевича немедленно налить коньяку. Начинается второе отделение. «Девушка и Смерть», Шуберт. Пятьдесят грамм «Мартеля». На лице занимается заря пробужденного счастья. Игорь Николаевич на кухне мерно стучит ножом, крошит зелень. Орет домофон.

– Здравствуйте, меня Галя зовут. Я с номером «Девушка и обезьяна».

Это по объявлению «Профессиональная эстрадная актриса. Эротические шутки с куклами. Тел. 905 93 24». В чем заключаются ее шутки, специально не спрашивал, просто договорились про сорок долларов. На всякий случай выпиваю еще пятьдесят грамм коньяка и сто миллиграмм виагры.

У Гали большой рот и мягкие щеки. Игорь Николаевич во фраке и скрипичный квартет в вечерних платьях ее сильно смущают. Галя сидит в углу в черном кожаном платье, пьет виски и загадочно улыбается. Скрипки молкнут. Минут через двадцать остаемся вдвоем. Время эротически шутить. Я опять на диване. В магнитофоне – Бьорк. На сцене Галя с базарной сумкой. Задирает ноги, прикладывает палец к губам и делает «ш-ш». Из сумки появляется зеленая мохнатая обезьяна. Кукла. Она хочет раздеть Галю, Галя сопротивляется, Игорь Николаевич выглядывает из-за двери, Галино платье летит мне в лицо, виагра, кажется, начинает действовать. Обезьяна лезет лапами Гале за чулки. Но на этом месте Бьорк прекращает петь.

Следующий номер, по словам эротической шутницы, имел большой успех в Анталии. Галя сидит на горшке и строит мне рожицы. Смысл такой: Галю никто не хочет. А она – ласковая русская баба. Ей нужно немного тепла. Тут-то из горшка и выползает змея. Кукла. Она, как и обезьяна, тоже хочет раздеть Галю. Галя уже не сопротивляется. Целуются, обнимаются, имитируют половой акт. Через минуту змея неожиданно сходит с дистанции. На этом эстрадные номера заканчиваются. Пьем коньяк, едим художественные бутерброды, Галя вспоминает рижские кабаре и Турцию. Звонит домофон:

– Театр массажа вы заказывали?

Это победа. Художественный руководитель театра (тел. 247 48 16) вчера в разговоре по телефону ехать на дом наотрез отказывалась. Долго рассказывала про то, как я окунусь в океан небывалых, незабываемых, неземных ощущений, отрешусь от действительности, забуду обо всем, получу поистине райское наслаждение, каскад положительных эмоций, подниму самооценку, обрету уверенность в себе. Чтобы обрести уверенность в себе не выходя из дома, пришлось поднять гонорар в три раза (с 650 до 1800 р./час) – и вот они поднимаются по лестнице. Надо скорее выпроваживать Галю с ее обезьянками и начинать превращать мир моих фантазий и грез в реальность. Труппа состоит из двух актрис. Юли и Лены. Третий актер – я, но меня пока просят уйти на кухню, к Игорю Николаевичу: надо поставить декорации. Допиваю остатки коньяка. Минут через пятнадцать возвращаюсь.

Свет погашен, в магнитофоне – «Энигма», ароматическими палочками пахнет, свечи кругом, актрисы стоят в кимоно и улыбаются, говорят: «Раздевайся, спектакль вот-вот начнется». Первый акт проходит в ванной комнате. Там тоже свечи и палочки. Я лежу в пене, а они под дверью шуршат. Потом Лена заходит. В одних трусах. Печально трет спину мочалкой. Вытирает меня насухо.

Акт второй. Пока Лена меня терла, Юля поставила в центре какие-то козлы, нагрела полотенца, распушила на столике беличьи хвостики, чай из пиалы пьет и – улыбается. Меня кладут на живот и в четыре руки втирают какое-то масло. Но только я маслом пропитываться начал, зазвонил домофон.

– Кто там?

– Клоун Профессор с мангустом.

Заходит волосатый парень, совсем не смешной (тел. 304 74 84), мангуста нигде не видно. Вся наша труппа уже в строгих кимоно стоит, один я в горячем полотенце. Парень широко улыбается, ботинки снял и сразу в ванную. Если бы не сто миллиграмм виагры, сорвал бы я выступление. А так говорю: «Давайте все-таки продолжать, на него внимания обращать не надо, это просто клоун». Девушки снова «Энигму» включили, я опять на животе, а они руками водят и различные приемы показывают. У каждого свое название: «крио», «тай», «боди», «шведский». «Крио» – это когда «каскад положительных эмоций», «тай» похож на «океан неземных ощущений». В ход идут беличьи хвосты и горячие полотенца. В какой-то момент спектакля одна на ноги мне ложится, другая – на голову. Прием называется «боди». Потом шепчут: «Переворачивайся». Судя по всему, сейчас перейдем к третьему акту. Домофон звонит. Вставать не буду. Эту пьесу мы все-таки доиграем до конца. Девушки нервничают. Профессор и невидимый мангуст тактично сидят в ванной без единого шороха. Игорь Николаевич на кухне тоже неслышен, а домофон орет. Не выдержала Лена. Пошла открывать. Ну и пусть, доиграем вдвоем с Юлей. Лена сообщает, что это Елена Бауман пришла с ансамблем гитаристов фламенко. По крайней мере, фламенко лучше, чем «Энигма». Открываем. Юлю прошу не останавливаться. Чувствую, как дрожат ее руки. Прошло уже пять минут, а испанцы все не поднимаются. Похоже, передумали. Лена поборола робость, сняла кимоно и – руками водить. Все ниже и ниже. Звонит домофон. Вернулись, черти. Спектакль окончательно сорван.

– Где же вы бродите?

– Где брожу? Да уже четвертое представление за день. Вымоталась вся. Вы лучше бы вниз спустились, клетки помогли бы донести.

Это не гитаристы. Это Элла – укротительница зверей и птиц (тел. 304 74 84). Предлагала привезти шоу «Ну, погоди» с живыми животными. Но это слишком масштабная постановка для однокомнатной квартиры. К тому же представить, что по дому будут бегать заяц и волк с медведем, даже после всего случившегося, – трудно. Надо бы спуститься помочь, но тут из ванной выходит клоун. Сидел он там, оказывается, не из вежливости, а просто грим ему долго накладывать. Мангуст же все это время находился в прихожей, спал в особом чемоданчике. Девочки как зверька увидели, давай сразу по нему руками водить. Профессор улыбается, все им объясняет:

– Девчонки – они маленькие все, а вот мальчики с оттягом.

– Как же дрожит-то он, а если описается?

– А если описается, дрожать перестанет.

А я виски пью. От меня смердит благовониями. Все тело покрыто густым слоем ароматических масел. В магнитофоне шумит прибой. Заходит Игорь Николаевич с клетками (я попросил его помочь укротителям) и Элла с макакой на руках. Элла – уставшая женщина за пятьдесят, похожа на завуча, вся взмокла, щеки разрисованы клоунскими румянами. Макака Соня тоже устала. Истошно вопит и кусает воротник комбинезона. В одной клетке курлычут дрессированные голуби, в другой молчат дрессированные морские свинки. А я виски пью. Звонит телефон. Это приятель, он обещал найти для эксперимента сиамских близнецов. Божился, что видел их собственными глазами. Зовут Маша и Даша, и у них три ноги. Работают в услужении у одного знакомого банщика и берут за выезд на дом недорого, потому как спрос невелик. Но банщик, подлец, уже четвертый день к телефону не подходит, так что близнецов лучше не ждать. Врет, скорее всего, а жаль. Придется ограничиться дрессированными свинками. Укротительница Элла и клоун Профессор открывают клетки. Голуби разлетаются по квартире, садятся мне, макаке, Игорю Николаевичу, массажисткам на головы и плечи. Из другой клетки выбегают дрессированные свинки – пять штук. Все откормленные, шерстка лоснится. Элла и клоун растягивают батут. Сгребают туда животных и начинают подбрасывать. Макака отняла у массажисток мангуста и внимательно смотрит ему под хвост. Профессор засунул в рот свисток. Свинки долетают до потолка, делают сложные сальто, довольно урчат и улыбаются. Игорь Николаевич, весь в голубях, отгоняет пернатых от огурцов с черной икрой, птицы не сдаются. От запаха голубиного помета, макаки, ароматических палочек, благовоний, морских свинок и мангуста становится дурно. Выхожу на лестницу продышаться. Кто-то колотит в дверь лифта. Так вот куда пропали Елена Бауман и гитаристы фламенко! Срочно позвонить лифтеру – или просто проснуться. Выбираю первое (тел. 214 66 31). Звонит домофон:

– Здравствуйте, это Регина, девочек заказывали?

Регинино объявление звучало: «Прелестная девушка (20 лет, б.3, р.42) с очаровательным ротиком ждет тебя. Приятный массаж. Стриптиз. Лесбос-шоу (есть подружка). Незабываемые впечатления. $30. (Регина – 725 94 92)». Вчера все это выглядело так заманчиво. Позвал с подружкой. Если они идут с охраной, то нас сейчас всех положат на пол, включая макаку и Игоря Николаевича. Выбегаю встречать на лестницу. Регина с подругой улыбаются. Позади ребята. Профессор за дверью исполняет вместе с мангустом собачью песню. Свинки в легкой контузии верещат. Объясняю ребятам, что подруги – не в моем вкусе, но в знак доброй воли могу дать двадцать долларов. Ребята хотят немного поспорить, но тут на помощь приходят гитаристы фламенко, Елена Бауман и вокалистка Наталья Верещагина с волосами до колен. Все пьют текилу, гитаристы в сомбреро играют «Ay Mi Morena» из фильма «Десперадо», Наталья Верещагина исполняет песню на русском языке. Текст напоминает «Смуглянку-молдаванку». Слова записать уже не смог. Свет тускнеет, в глазах – круги и морские свинки. Домофон и виски пульсируют. Последнее, что помнится отчетливо: Маня и Ваня. Две двухметровые куклы (тел. 905 93 24). Их принесли в тюках ближе к полуночи. Куклы исполняют стриптиз. У Мани огромная голова и большие поролоновые груди. Она медленно снимает бисерный бюстгальтер и раздвигает ноги. Ее товарищ Ваня в это время избавляется от трусов и демонстрирует гигантский поролоновый член. Я кладу голову на Манину грудь и отключась...

«...маленькие груди прекрасны тем, что помещаются целиком в руку. У моей подруги очень пышная грудь. Я хочу покусывать ее и целовать. Но больше всего мне нравится моя...», – так говорила девушка в очках, когда я очнулся. На мой вопрос, как она сюда попала, сказала, что ее заказали с целью «просто поговорить». Я ее точно не заказывал. Поэтому контактного телефона, расценок и имени сказать не могу. Но она точно приходила. Обидно, если я таким же образом проспал сиамских близнецов.

В шесть позвонил поэт Максим Капитанов (тел. 152 54 01, 152 44 00). Минимальный тариф – по 50 рублей за четверостишие, а вообще – по обстоятельствам:

– Алексей, стихотворение, что вы просили, я написал, возьмите ручку и записывайте.

Записываю.

Уж время близится к рассвету.
В постели, сервисом согретый,
С друзьями новыми вокруг,
Чуть-чуть усталый от услуг,
Лежу весьма довольный, кстати,
И в свете всех мероприятий
Я так скажу, читатель, вам:
Звоните, я приеду сам!

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить