перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Теория больших дел Новые предприниматели, муниципальные депутаты, городские и гастрономические активисты

«Афиша» сфотографировала и пообщалась с людьми, которые самостоятельно пытаются улучшить облик города — и у которых это отлично получается.

архив

Новые предприниматели оживляют среду

Молодые люди на относительно небольшие деньги открывают хостелы, парикмахерские и пекарни. Москва от этого становится сильно лучше.

 Евгения Шамонина, основатель магазина «Презервативная»: «Когда мы открылись, сразу попросили вывеску снять. Говорят, можно только «Магазин контрацептивов» — даже «Магазин презервативов» нельзя. У нас есть постоянные покупатели — много менеджеров, которые после работы заходят за парой штучек на вечер, попробовать».

Антон Басин, основатель хостела Da! Hostel: «Я в ближайшее время хочу ввести ценз до 40 лет: хочется создать аудиторию из людей молодых, творческих — художников, музыкантов, поэтов. У нас часто люди по два-три часа общаются, а потом только спрашивают «What’s your name?» — потому что легко завязать разговор».

Валерия Дородных, сооснователь магазина укулеле «Укулелешная»: «Укулеле выбрали из-за внутреннего ощущения, что это очень мило. Уже после появилось чувство, что у нас есть очень хорошая атмосфера. Когда люди видят наше название, они начинают улыбаться. А есть те, которым просто у нас нравится, и они заходят выпить кофе и послушать винил».

Иван Чернявский, сооснователь магазина комиксов «Чук и Гик»: «Мы с приятелем однажды поняли, что в Москве не хватает такого магазина. С издателями были дружеские договоренности, и нас поддерживало фанатское комьюнити».

Алексей Ермилов, сооснователь мужской парикмахерской Chop-Chop: «Нам не нравилась салонная обстановка с манерными парикмахерами. Мне нужна хорошая стрижка за полчаса, чтобы можно было выпить кофе и побежать дальше. Конечно, мы изменили город. Больше красиво подстриженных ребят стало на улицах».

Григорий Кочетков, основатель пекарни «Бон тарт»: «В нашей холодной стране людям нравится горячее, поэтому мы сделали пекарню. Сложнее всего в Москве найти помещение — можешь вложиться в ремонт, а тебя оттуда выкинут. Мы всегда открываем двери, когда печем, и люди говорят: «Шли к вам по запаху от самого перекрестка».

Екатерина Санкина, основатель магазина детской одежды Mamanonstop: «Непростая вещь — производство в России, надо конкурировать с Западом, а там труд дешевле. Я тут подумала: зачем мы это делаем? Но открыла почту и увидела семью, которая сфотографировалась в нашей одежде. И у них счастливые лица».

 

Городские активисты решают проблемы

От опасного перекрестка и неухоженного подъезда к уличному кинотеатру и экологической реформе: за дела, которыми в теории должны заниматься городские службы, берутся энтузиасты — и у них это отлично получается.

Ирина Трипапина, руководитель проекта WowLocal, призванного помочь иностранцам ориентироваться в Москве: «Мы собрали команду волонтеров, которые ходят по городу в наших футболках и помогают иностранцам найти дорогу. Придумали серию концертов классической музыки. Хотим запустить карту Moscow Pass — с ней будет выгоднее ходить по музеям и ресторанам. А вообще, план — стать одним из главных информационных порталов о Москве».

Антон Кириллов, соснователь мастерской BBBspaces, сделал бесплатный кинотеатр под открытым небом: «Мы хотим показать, что на улицах можно делать интересные вещи. Проблем с властями не было. Летом будем катать полноценный кинотеатр в специальном контейнере по всей Москве — с кафе, за счет которого сможем что-то зарабатывать. Платными наши кинопоказы точно не станут: улица подразумевает свободу».

Антон Польский, активист движения «Партизанинг»: «Мы нарисовали зебру напротив детского сада, куда я вожу ребенка. На следующий день ее закрасили — зато сделали две настоящие. Мамы в саду весь день шушукались: «Пока не подашь пример, власти ничего не сделают». Каждый может что-то изменить, запустить цепную реакцию. Увидел на улице классное баскетбольное кольцо — повесь такое у себя во дворе».

Мария Игнатьева, соснователь мастерской BBBspaces, сделала бесплатный кинотеатр под открытым небом: «В нашем кинотеатре собирались абсолютно разные люди: на Соколе к нам приходили пожилые люди, а на «Флакон», когда играла громкая музыка, как-то зашли ребята с района в кепках: они сначала вели себя очень скромно, а потом разошлись и танцевали вместе со всеми. Если они ни с кем не дерутся и никого не провоцируют, мы только рады их видеть».

Света Сдвиг, создатель вегетарианского кафе «Гаури», пионер ярмарок Really Free Market, где люди не покупают вещи, а обмениваются ими: «На самых популярных Really Free Market бывает по 800 человек. Собираются и леворадикальные подростки-субкультурщики, и попавшие в тренд бабушки, рабочие парков, где проходят маркеты, иммигрантские семьи. Главное, это вошло в повседневную жизнь сотен людей».

Макс Кочанов, активист велосипедного движения Let’s bike it!, организатор кинофестиваля Bicycle Film Festival: «Мы пропагандируем идею, что велосипед нужен для нормальной езды, а не только для покатушек по парку два раза в месяц. Наш майский велопарад, на котором собралось пять тысяч человек, для многих стал открытием: оказывается, доехать на велосипеде до работы можно быстрее, чем на машине».

Дмитрий Левенец, координатор проектов «Дом. Двор. Дороги» и «РосЖКХ»: «Благодаря нам тысячи людей поняли, что могут влиять на власть хотя бы на уровне ремонта подъезда. Раньше администрация Люберец совещалась, что сделать, чтобы Дима не портил им статистику, — теперь они к нам прислушиваются. Скоро мы запустим сайт «РосЖКХ», он будет в миллион раз круче, чем «Дом. Двор. Дороги».

Алина Кольовска, эколог, один из идеологов коа­лиции «PRO Отходы», организует акции по раз­дельному сбору мусора: «Мы взаимодействуем с властями, но нас не всегда выслушивают. К примеру, для Департамента природопользования мы подготовили проект по внедрению раздельного сбора мусора на всех особо охраняемых территориях в Москве. Но нам сказали, что справятся сами, — в итоге баки есть, но никто их не обслуживает».

 

Гастрономические активисты учат культуре еды

С недавних пор рестораны в Москве не только бизнес, но и культура — со своей этикой, вниманием к локальным продуктам и попытками изобрести заново русскую кухню.

Борис Акимов, совладелец компании LavkaLavka: «Мы сделали так, что не только мы, но и все наши покупатели знают, что эта колбаса была сделана из этой свиньи, которая жила в такой-то деревне и питалась такими-то кормами, забита она таким-то способом, а вот так превращена в колбасу. Когда мы откроем свой собственный рынок — ближе к весне, — то у нас там будут торговать только такие вот фермеры».

Алексей Зимин, совладелец кафе Ragout, главный редактор журнала «Афиша–Еда»: «Ragout начиналось как проект про гастрономическую еду за человеческие деньги. Ragout 2.0 — уже настоящий гастрономический хаб: кафе с тонкими вещами в меню, бар с грилем, аудитория для винных дегустаций, поварская школа и магазин кулинарных книг с тщательно отобранным списком кухонной утвари».

Иван Шишкин, совладелец и шеф ресторана Delicatessen: «У Delicatessen четыре владельца. Думаю, это единственное, что всерьез отличает нас от других ресторанов. Мы не делали никакой гастрономической революции. Мы просто не жалеем заварки! Мы просто хотели получать от жизни удовольствие и делать так, чтобы было весело. Ну и вкусно, разумеется».

 

Муниципальные депутаты защищают жителей

Новая гражданская активность — люди идут работать депутатами, чтобы менять свои районы. У некоторых получается.

Наталья Чернышева, депутат в Зюзино, не дала построить народный гараж и снести гаражи жителей: «400 злых автомобилистов объединились против строительства, и власти решили не связываться. К моему статусу власти относятся уважительно, не все делают, но точно рассматривают. А я как аудитор составила инструкции, как проверять управляющие компании, муниципалитеты и управы. Есть результаты — кому-то удалось 2,5 миллиона рублей сохранить, кому-то 7 миллионов».

Владимир Гарначук, депутат в Тропарево-Никулино, добился снесения незаконных палаток и запрета на строительство новых: «Я выяснил, что есть определенный порог влияния: на проект до миллиона долларов можно влиять интенсивно. Мой блог в день посещает более тысячи человек, и он мониторится властями Москвы. Соответственно, в управе понимают. Я пишу пост в блоге о какой-то проблеме, мне звонят: «Пожалуйста, снимите, у нас будут неприятности». Я снимаю, и проблема быстро решается».

Владимир Демидко, депутат в Митино, облагородил дворы: «Я сходил на декабрьские выборы наблюдателем и понял, что надо избираться. Обошел 5000 квартир, поэтому и выиграл. В управе ко мне относятся отлично. Критичных проблем нет, поэтому деньги можно тратить на что-то красивое. Мы со «Стрелкой» и норвежскими архитекторами из досок сбили скамеечки в самом унылом месте Митино. Там, где сидят на заборчиках и пьют пиво. Правда, их все время пытались на дачи утащить».

Максим Мотин, депутат в Печатниках, спроектировал с жителями двор и ликвидировал свалку: «Если получится сделать что-то на примере района — можно будет распространять на город и страну. Нам удалось пробить программу благоустройства дворов. Жители довольны. Решили 15–20 мелких проблем, помогли инвалиду, сделали новые зебры. Мы должны создавать механизмы, чтобы у чиновников не было возможностей не решить эту проблему».

Александра Парушина, депутат в Хамовниках, добилась вместе отмены вырубки деревьев на Комсомольском проспекте: «Сейчас мне проще общаться с мэрией. В управе на меня только кричат. Мы два года защищаем от выселения детскую художественную студию, это сложнее, чем отбить Комсомольский. Тогда встали как один, доложили мэру мнения о проекте и убедили. Люди в управе не понимают элементарных вещей. По любому поводу приходится орать и собирать демонстрации».

 

 

Для навигации в этом материале использованы пиктограммы Emoji

 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить