перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Я бы не стал в Москве открывать английский паб — город для этого просто не подходит» Англичане инспектируют новые московские пабы

В этом году в центре Москвы открылись сразу четыре английских за­ведения. «Афиша» при ­помощи двух англичан выяснила, похожи ли они на настоящие.

архив

Pie Point

 

Эндрю Мартин

ведущий на канале Russia Today

 

Роб Прайс

финансовый консультант

 

Ася Чачко

корреспондент «Афиши»

  

Мартин: Тут мило, но совсем не похоже на английское местечко, какой-то скандинавский дизайн. Все деревянное, декоративные оленьи рога на стенах, будто это шведское или датское кафе.

Прайс: Да, какое-то альпийское местечко. Но пироги — это очень по-британски! Пожалуй, я закажу с бараниной.

Мартин: Я с пивом и почками. Официант по-английски не говорит, конечно.

Прайс: Кстати, не то чтобы было так уж много традиционных английских блюд: пироги, йоркширский пудинг да фиш-энд-чипс…

Мартин: В каком-то смысле английская кухня похожа на русскую: она тяжелая, сытная, много картошки и очень много углеводов — хлеба и выпечки. Во многом из-за климата: у нас не Средиземноморье — нет такого количества прекрасных свежих фруктов и овощей. В Англии, конечно, не такая зима, как в России, но все же довольно холодная и промозглая — и ничего не растет. Зато у нас всюду яблоки — поэтому в блюдах так много яблок. Их приходилось заготавливать на зиму и хранить — отсюда все эти джемы, варенья и домашние консервы, как и у вас.

Прайс: Вообще, в Англии в целом еда в разы лучше, чем в России, и сервис тоже.

Мартин: Не совсем! Если есть в самых топовых местах вроде ресторанов «Гинзы» и Новикова — то там все в порядке. Но, согласен, места средней категории — ужасные.

Прайс: Да, но сервис чудовищный и в дорогих ресторанах — у тебя выхватывают тарелку, едва ты успел положить вилку, ты, может, еще не доел, но тарелки уже нет. И потом, ты бесконечно дол­го ждешь счет. Если я доел и прошу счет — зна­чит, я хочу уйти, а не сидеть еще полчаса и ждать чек!

Чачко: Интересно, что кроме нас тут сидит только еще одна британская пара. Русские бы вряд ли пошли в русский ресторан в Лондоне, а англичане любят, чтобы их окружало все английское и вокруг были англичане.

Мартин: Это правда, нам нравится быть среди своих, а вам нет. Это потому что русским не нравится быть собой, вы бы хотели сменить свою идентичность — вы хотели бы быть европейца­ми, англичанами. А мы не хотим, мы уже европейцы.

Чачко: Ну, мне кажется, что другие европейцы, французы, например, тоже не любят ходить туда, где одни французы.

Мартин: Естественно, потому что французы отвратительны.

Прайс: О да, французы ужасные.

Приносят пироги.

Мартин: Мда, очень странно тут выглядят пироги. Вообще-то, они должны быть закрытыми. Эти на английские ни капельки не похожи. К тому же мой пирог холодный — это невозможно есть.

Прайс: Да, если хотите, попробуйте мой с бараниной, но, честно говоря, я бы вам не советовал! Тесто не хрустит, мясо пересоленное.

Мартин: Похоже на какую-то узбекскую самсу в скандинавском интерьере. Из десяти я бы поставил этому месту четверку.

Прайс: Четыре — это щедро, не больше трех.

Б.Бронная, 27/4, (495) 650 12 43, м. Пушкинская, пн-чт 10.00–22.00, пт-сб 10.00–23.00, вс 12.00–22.00

Chelsea Gastropub

Мартин: Да, выглядит тут все богато. Еда должна быть очень вкусной, чтобы оправдать такой гламурный дизайн. Слишком много золота, зеркал — очень по-русски. И вряд ли бы в английском пабе на стене висела фотография королевы, разве что в гольф-клубе. Меню при этом не слишком английское: мексиканские сосиски, греческий салат, «Цезарь»… Ни тебе картофельной запеканки, ни пастушьего пирога, ни йоркширского пудинга. Еще в любом английском ресторане обязательно была бы курица тикка-масала или карри. А, вот есть хотя бы фиш-энд-чипс, возьму его.

Чачко: А что вообще должно быть в английском гастропабе?

Мартин: Паб — это сокращенно public house, трактир. Изначально в них только выпивали. Но лет двадцать назад для пабов настали тяжелые времена, потому что цены на аренду все росли, а цена на пиво осталась прежней. Тогда пабы начали подавать еду, чтобы выживать, — поначалу что-то очень простое, быстрое и дешевое вроде бургеров. А лет десять назад многие пабы решили, что нужно готовить нормальную пищу, чтобы зарабатывать больше. В гастропабе еда вкуснее, изысканнее, но и стоит в разы дороже, чем просто в пабе. В такие места мы ходим в основном по воскресеньям — посидеть на улице в саду, пролистать журнал, поэтому гастропаб должен быть очень удобным и уютным местом, не таким гламурным, как это.

Прайс: Да, в обычном пабе бургер будет стоить пять фунтов, а в гастропабе — пятнадцать. Я возьму утку с яблоками и пиво London Pride — это по-английски вполне. Удивительно, что у вас за гарнир приходится платить отдельно! Нигде больше такого нет.

Чачко: Что, кстати, в Москве с английским пивом?

Прайс: В «Молли Гвиннз» неплохой выбор. Вообще, мне «Балтика» больше нравится.

Мартин: Да, «Балтика-7» — отличное пиво! О, тут и английский завтрак есть. Но это жутко вредная еда — сплошные углеводы!

Прайс: Английский завтрак отлично идет с похмелья! Хороший английский завтрак был в ирландском пабе Silver’s на Тверской. А вот тут и бизнес-ланч есть, это тоже очень по-московски.

Чачко: В Лондоне не едят бизнес-ланчи?

Прайс: Нет, конечно! Там я ем на ланч сэндвич с картошкой фри.

Мартин: Бизнес-ланч абсолютно советская тра­диция. Я в Лондоне на ланч ем какой-нибудь великолепный кускус и салат с лососем. Все зависит от твоего образа жизни. У него, гетеросексуального финансиста, и у меня, гея, работающего в медиа, кардинально разная жизнь. В Лондоне он, скорее всего, работал бы в Сити, где много простых ре­сторанов без изысков. А я работал в Сохо — там больше туристов, кафе и рестораны более богемные, изысканные. Сравните, как выглядит средний тридцатилетний гей и средний тридцатилетний гетеросексуал, и вы поймете — у них нет ничего общего. Я хожу в спортзал пять раз в неделю. Сэндвич на ланч? О нет! Углеводы!

Прайс: Ох, геи любой разговор рано или поздно переведут к обсуждению того, как круто быть геем.

Мартин: Конечно, потому что геи объективно лучше.

Приносят утку.

Прайс: Какая-то безвкусная совсем, мясо явно было замороженное.

Приносят фиш-энд-чипс.

Хором: Боже, какой провал!

Мартин: Картошка тонко нарезана кружочками — как из пакетика «Лейс», а должна быть ломтиками! И вот эти два худых кустика салата выглядят жалко, уж лучше не класть салат вовсе. Ну и нет протертого гороха. Хотя рыба на вкус нормальная.

Прайс: Любой англичанин бы отправил это обратно на кухню со словами: «Это не фиш-энд-чипс»!

Мартин: Epic fail.

М.Гнездниковский пер., 12/27, (495) 629 66 88, м. Тверская, круглосуточно

Cockney’s Gastropub

Прайс: Так, английского меню нет и по-английски официанты не говорят. К счастью, я всю барную и ресторанную лексику уже знаю отлично — иначе тут просто не выживешь. Но вообще — сервис в Москве шокирующе ужасен! Тут официанты ненавидят свою работу, и это по ним так видно! При этом они еще и рассчитывают на чаевые.

Мартин: Кстати, если сравнить еду в супермаркете в Москве и Лондоне, тут просто чудовищная еда и дороже в два раза. В Лондоне можно купить бутылку шампанского «Вдова Клико» за 1000 рублей, в Москве — за 5000 рублей. Ну ладно, пред­лагаю взять уэльский пирог и фиш-энд-чипс для сравнения. И я буду кока-колу, а то у меня разболелся живот.

Чачко: От колы живот еще больше разболится.

Мартин: Нет, в Англии все знают, что кола от живота помогает. Вы, русские, вообще странно заботитесь о здоровье. Почему-то считаете, что если сидеть на холодном, не будет детей, а еще вы помешаны на том, чтобы ноги были в тепле, — приходишь в гости, тебе сразу «тапочки, тапочки, тапочки!», а заходишь внутрь — там все курят, пьют и едят адские пластиковые салями.

Прайс: Для паба тут какое-то все слишком новенькое, слишком блестящее.

Мартин: И по телевизору в Англии никогда не будут показывать MTV, как тут. Еще у вас везде крутят Fashion TV — так делают только русские и арабы в Дубае. У нас показывают Sky News или футбол. Боже, как долго они несут еду. Ну что, ты уже нашел себе русскую девушку?

Прайс: Ага.

Мартин: Украинку, небось?

Прайс: Ну, вообще-то, да, она наполовину украинка. Тут женщина — это женщина, она любит, чтобы ей открывали дверь, подавали руку… Англичанки слишком мужеподобные. А у тебя есть парень?

Мартин: Да, у меня их несколько.

Приносят еду.

Мартин: На этот раз пирог выглядит правильно, картошка к рыбе тут тоже выглядит как нужно — и есть протертый горох. Пирог на вкус очень неплохой — мясо мягкое, тесто хрустящее.

Прайс: А вот фиш-энд-чипс выглядит лучше, чем на самом деле. Рыба безвкусная, кляр мягкий и нехрустящий. В Англии хозяева магазинчиков фиш-энд-чипс — очень состоятельные люди. Продукты стоят дешево. Арендуют маленькие помещения, сервиса не нужно: завернул в кулек и отдал — а проходимость такая, что они делают состояния!

Мартин: Я бы дал этому месту пять из десяти.

Прайс: Да, не больше.

Калашный пер., 9, 8 926 075 15 42, м. Арбатская

George Best

 

Мартин: Тут очень приятно. Меню английское, и официанты говорят по-английски. Десерт «Павлова» в Англии очень популярный, давайте его возьмем и яблочный крамбл тоже. И фиш-энд-чипс для чистоты эксперимента.

Прайс: Я возьму стейк. Кусок мяса — это вполне по-английски.

Официант: Вам все одновременно нести или ­десерты попозже?

Прайс: Вот это я называю сервис! Все одновременно.

Мартин: Как вас зовут?

Официантка: Валентина.

Мартин: Валентина — лучше всех!

Прайс: Боже, я теперь неделю еще есть не буду.

Приносят десерт.

Все: Вау!

Мартин: Это очень красиво! Мм, и вкусно, много крема. «Павлову» изобрели во время гастролей балерины по Австралии и Новой Зеландии в 1926 году — это я только что в интернете прочитал. Но у нас это очень популярное блюдо. Крамбл гениальный! Лучшее из того, что мы сегодня ели. Ставлю девять из десяти этому месту.

Приносят мясо и фиш-энд-чипс.

Прайс: Фиш-энд-чипс выглядит отлично. Приятно, что на бумагу положили: раньше фиш-энд-чипс заворачивали в кулек из старой газеты, так что это такой отсыл к истории блюда. Стейк тоже хорош, жалко, что мы сюда пришли в самом конце, когда уже не можем есть.

Мартин: Три места из четырех были довольно ужасные. Я бы не стал вообще в Москве открывать английский паб — город для этого просто не подходит. В России молодые деньги, Москва — это новый, развивающийся мир, он слишком гламурный. Тут хорошо идут террасы, «Стрелка», «Красный Октябрь», лекции и воркшопы, гинзовские рестораны с сумасшедшими ценами — это москвичи могут себе позволить. Сама суть английского паба никак не ложится на эту картину. Паб — это локальное непритязательное местечко, с характером, атмосферой, дружелюбное, главное, это место в твоем районе. Паб — место расслабленное и даже деревенское. А Москва вообще не про это. Москва — претенциозная, новая, расфуфыренная, блестящая и избыточная во всем.

Рыбный пер., 2, Гостиный Двор, (495) 201 30 93, м. Театральная, пн-ср, вс 12.00–2.00, чт-сб 12.00–6.00

Ошибка в тексте
Отправить