перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Ответы. Настя Лысогор, подруга писателя

архив

Школьница Настя Лысогор встретилась с писателем Эдуардом Лимоновым в день московского урагана, 20 июня 1998 года. В последние два года Лимонов писал о «крошечной Насте» в своих тюремных книгах, а Настя ездила на свидания в Саратов и слушала, как оглашают приговор: четыре года лишения свободы в колонии общего режима.

– На ваш взгляд, Лимонову вынесли гуманный приговор?

– Да, только я думала: дадут трешку, а дали четыре.

– Вам сколько лет?

– Раз, два, три… Cейчас… Двадцать. Никогда не помню, сколько мне.

– Учитесь?

– В институте, но не хочу это обсуждать. Жалко, я собаку сюда не привела – у меня хорошая собака: белый бультерьер. Еще кошка есть, ее зовут Шнур. А собака – Шмон.

– Понятно. На все судебные заседания ходили?

– На многие. Я была на приговоре. Еще на свидания ходила – там у них так интересно: кабинки с толстым стеклом. По одну сторону сидит заключенный, по другую – родственники с тетрадками. В тетрадках пишут, что заключенному надо – сыру там или колбасы. На входе всех шмонают: открывают тетрадки – не написано ли что-нибудь. А у меня получилось пронести записки от друзей – я их потом к стеклу прикладывала. Я так и на пресс-конференцию Мэнсона пролезла. Многие, у кого были аккредитации, остались у дверей, у меня ничего не было – а пролезла. Я его сфотографировала и напечатала фотографию в «Лимонке».

– Мэнсона слушаете?

– Сейчас, если честно, ничего не слушаю. Надоело. Раньше – Летова, но он теперь где-то в облаках витает. Мне кажется, еще пара лет – и Летов забудет свое имя.

– Почему забудет?

– Он спивается. Что там еще в Омске делать? А вот Лимонову нравится «Мумий Тролль».

– Вы национал-большевик?

– Я как-то пошла в рок-шоп на Петровско-Разумовской, Паук его держал. Там увидела «Лимонку». Думаю: что за «Лимонка»? Купила, мне понравилась критика Лимонова. Послала им фотки, заявление, через месяц пришел ответ от Эдуарда, и мне назначили встречу на Арбате.

– Какие у вас обязанности в партии?

– У меня есть пара рубрик в газете, к примеру, «Кулинария» – это такой сплав шизофренических тем.

– Вы должны ходить на собрания?

– Я никому ничего не должна. И мне никто ничего не должен. На собрания я не хожу. Вообще, я хочу выучиться на верстальщика. Сейчас этим занимается жена Джеффа, который раньше играл в «ГрОбе».

– Лимонов пишет о вас в книге «В плену у мертвецов» и «Книге воды». Как вам его описание?

– Не знаю – я его книг не читала.

– Страшно?

– Нет. Я все равно знаю, что там, можно подойти всегда и посмотреть, что пишет. А никакого Пушкина или там Достоевского я не читаю, потому что это все брехня, старье и, скажем так, нытье. «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог…» Ерунда какая-то.

– Вы и в Красноярский край с Лимоновым ездили, когда он об Анатолии Быкове писал.

– Да, мы к бандитам ходили – было мегакруто. Люди там проще. Даже если это бандиты – могут, к примеру, просто сказать: хочешь шоколадку?

– Вы когда с Лимоновым познакомились, что о нем знали?

– Я читала все его ранние книги… К слову, это я его попросила отрастить бороду и усы.

– Чтобы он стал похожим на на Троцкого?

– Да нет. Я подумала: вот будет прикольно.

– Лимонов вызывает у всех самые противоположные суждения. Для вас он кто?

– Очень п…здатый человек, просто выше всех остальных – почти как бог. Вот Проханов – интересный, но не очень п…здатый.

– Насколько я понимаю, Лимонов выйдет из тюрьмы чуть ли не самым знаменитым русским писателем. И среди лидеров левого движения окажется самой яркой фигурой. Какой он путь выберет?

– Я думаю, Эдуард не свернет с пути, который давно выбрал. Это политика.

– Вы, кажется, тоже решительно настроены.

– Сейчас быть панком у многих означает ходить на панковские концерты, напиваться там и лежать в туалете. Они считают: это круто. Но круто – пойти в политику. Выйти, скажем, на улицу с большим транспарантом «Свободу слову «х…» и встать напротив Думы.

– А вы чем в свободное время занимаетесь?

– Учусь стрелять из арбалета. У меня есть работа – обычная земная работа. Я ремонтирую и делаю часы. Недавно ко мне пришел мужик – Рашид. У него такие были необычные часы: ни стрелок, ни цифр – а лишь большая фотография Муссолини в шлеме. Я ему поставила стрелки.

– Что будете делать, когда выпустят Лимонова?

– В реке искупаемся. Река – Волга. Отличная – даже не видно, где она заканчивается.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить