перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Открытие архитектурной школы МАРШ Первые студенты о том, чему они хотят научиться

Вчера открылась Московская архитектурная школа — проект архитектора Евгения Асса совместно с London Metropolitan University, куда набрали 37 студентов из разных городов, уже имеющих высшее профильное образование и способных заплатить по 210 тысяч рублей за два года обучения. «Афиша» поговорила с некоторыми из них.

архив

Александра Эминова

None

Откуда: Москва, МАРХИ

Кто платит за учебу: большую часть — родители.

Почему МАРШ: «Я пришла сюда, потому что поняла, что мне катастрофически не хватает знаний, чтобы заниматься профессией. Особенно знания методов проектирования: во время учебы в МАРХИ очень многое делалось как-то интуитивно, необоснованно, все было очень нестабильно. К тому же, все учебники были 60-х годов. А здесь заявили, что хотят воспитывать думающих архитекторов — не только с профессиональной, но и с личностной точки зрения, и это интересно».

Герои: «Всегда боялась, что мне на собеседовании зададут этот вопрос. Мне нравится архитектура простая, без сложных форм, без криволинейности. Мне никогда не нравилась космическая архитектура, которая почему-то так популярна в МАРХИ, и у меня никогда не получалось делать что-то вроде этого. Интересно, когда вещь простая, а говорит о многом — например, капелла «Роншан» Ле Корбюзье, японская архитектура, работы Плоткина».

Антигерои: «Есть архитектура и неархитектура. Среди архитекторов есть те, кто не нравятся, но ты не можешь не признавать, что они профессионалы и работают на высоком уровне. Для меня это Заха Хадид, она профессиональна, но мне не нравится, и я никогда не хотела подражать ей. А есть в Москве вещи абсолютно безвкусные, ничем не обоснованные, и когда ты их видишь, то чувствуешь раздражение, досаду и понимаешь, что настоящий профессионал не мог такого сделать. Например, рыжая башня «Москва-Сити» или новое здание «Зеленой школы» на «Парке культуры» рядом с моим домом».

 

Денис Макаренко

None

Откуда: Новосибирск, Новосибирская государственная архитектурно-художественная академия

Кто платит за учебу: работает в девелоперской компании, платить будет сам по частям.

Почему МАРШ: «У меня мама получает второе высшее педагогическое образование, она руководитель «Школы усыновителей». А папа скоро станет экспертом «Росатома», он ведущий инженер. Вот они мне сказали, что нужно всегда учиться. Над другими причинами надо подумать».

Герои: «Мне нравится Ле Корбюзье, что именно, не знаю. Но сейчас пойду на его выставку».

Антигерои: «Мне нравится выражение, что архитектура должна быть остроумной. А остроумие — это неожиданное сочетание идей. Вот такую архитектуру я хотел бы делать, другая неинтересна».

 

Иннокентий Падалко

None

Откуда: Санкт-Петербург, Академия художеств

Кто платит за учебу: за обучение заплатил сам, снимать квартиру помогают родители.

Почему МАРШ: «От школы МАРШ я хочу получить вдохновения, потому что в Академии художеств все время надо было рисовать, рисовать… В общем, там у образования до сих пор советский дух. Здесь я жду европейского образования, переделанного под российскую действительность».

Герои: «Любимый архитектор — швейцарец Петер Цумтор, сейчас объясню почему. Вот есть труба — музыкальный инструмент — она же очень красивая. Но выглядит она так не потому, что какой-то чувак захотел сделать красивую трубу, а потому, что только так звук правильно идет: в такой форме, с этими кнопочками. И в архитектуре, по-моему, тоже надо стремиться делать не просто красивую штуку — какой-нибудь стеклянный дом со ржавчиной — а что-то со смыслом. Как делает Петер Цумтор».

Антигерои: «Все дома, построенные в Петербурге за последние пять лет, кроме одного-двух — тех, что спроектированы в мастерской «Витрувий и сыновья».

 

Мария Тюльканова

Откуда: Екатеринбург, Архитектурно-художественная академия

Кто платит за учебу: «Полгода я работала визуализатором в компании, которая занималась компьютерной графикой, оплатила часть суммы, другую часть оплатят родители. Не хочется сидеть у них на шее».

Почему МАРШ: «Эта школа совсем не похожа на другие вузы России: здесь учат мыслить, а не каким-то определенным предметам, которые заложены Министерством образования или историческими мотивами, как было у нас в академии. Я долго выбирала вуз, куда пойти в магистратуру, узнавала и про питерские, и про МАРХИ — нигде мне не понравилось».

Герои: Николя Лидо, Рем Колхас, BIG Architects, сталинский ампир.

Антигерои: «Я ненавижу Фрэнка Гери, хотя он всемирно признанный архитектор. А мне кажется, что его архитектура нечеловечная, громоздкая — это архитектура постмодернизма. Я обожаю постмодернизм как эпоху, но архитектура, по-моему, ужасна».

 

Андрей Свиридов

None

Откуда: Москва, МАРХИ

Кто платит за учебу: «Слава богу, мне могут помочь родители, а я могу не думать о деньгах и заниматься образованием».

Почему МАРШ: «С момента поступления в МАРХИ я очень хотел учиться у Евгения Викторовича Асса, приложил к этому все возможные усилия и в конце концов попал к нему в группу, где был единственным мальчиком. До этого я совершенно не принимал тот образовательный процесс, который мне предлагали, потому что он был абсолютно бессмысленным. А то, что предлагал Евгений Викторович, меня вдохновляло. И когда я узнал об этой школе, у меня не было сомнений — получать диплом специалиста в МАРХИ или уходить оттуда в МАРШ».

Герои: «Из российских архитекторов — Александр Бродский, который должен был преподавать у нас в следующем году, но, кажется, этого не произойдет. Из зарубежных это Петер Цумтор, Дэвид Чепперфильд и Джунья Ишигами».

Антигерои: «Я ненавижу тупость в создании чего-либо в архитектуре, дизайне. Когда за изделием нет какого-то идеологического начала или не прослеживается цепь мыслей; когда изделие никак не связано с местом, где оно находится. Примеров такой архитектуры в Москве много, можно назвать, например, торговый центр «Наутилус» и «Москву-Сити».

 

Снежана Копейкина

None

Откуда: Санкт-Петербург, Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет

Кто платит за учебу: родители.

Почему МАРШ: «Мне хотелось получить образование именно в этой стране, так как часто иностранные образовательные программы трудно наложить на российский контекст. Хочется развивать русскую архитектуру, учитывая наш менталитет и историю. Кроме того, я почувствовала, что для того, чтобы заниматься чем-то интересным и прогрессивным, моего базового образования недостаточно».

Герои: «Больше всего люблю Копенгаген, бюро BIG Architects и их подход к проектированию».

Антигерои: «Я бы хотела бороться с чиcто декоративным подходом в архитектуре, когда не учитываются ни социальные, ни экологические, ни транспортные проблемы, а делается только обертка, оболочка. Это, например, все спальные районы в Санкт-Петербурге и в Москве — все это угнетающая, недружелюбная, не соразмерная человеку архитектура. В той же соседней Финляндии даже экономичное жилье сделано так, что человеку там приятно».

 

Михаил Сергеев

None

Откуда: Москва, МАРХИ

Кто платит: сам, заработал частной архитектурной практикой.

Почему МАРШ: «Я постоянно ощущал недостаток образования, потому что, например, колледж, в котором я учился до МАРХИ, был абсолютно советским учебным заведением, хотя именно там я получил самые серьезные практические знания — даже не в институте. В МАРХИ мое обучение вообще было номинальным, просто потому что нужен был документ об образовании. В МАРШе меня привлекла программа обучения, больше всего я хочу попасть в мастерскую к Ассу или Мосину».

Герои: «Мне нравится то, что делают Morphosis Architects и Том Мейн — такая интеллигентная архитектура. Но сейчас нравятся больше не какие-то конкретные архитекторы, а архитектурные школы: например, много интересного появляется в странах Восточной Европы. Ну и почти все, что делают голландцы».

Антигерои: «Мне не нравится почти все, что происходит в российской архитектуре. Главная неудача — это Москва в целом, которая перестала быть городом, приспособленным для жилья и человека. Исключения, конечно, есть — например то, что делают все преподаватели школы МАРШ».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить