перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Флаг вам в руки

На месте бывшей трикотажной фабрики «Красное знамя» открывается новый арт-центр. «Афиша» заглянула на стройку

архив

Выпуск тельняшек на фабрике окончательно прекратился в начале 2000-х, когда после взрыва котла цеха остались без тепла; конструкции устояли, однако стекло сыпется по сей день

В полмиллиарда долларов оценивается проект реконструкции фабрики на Петроградке; заказчик выбирает между немецким и английским архитектурными бюро. Новый квартал на месте «Красно­го знамени» предполагает кроме офисов и доро­гого жилья выставочный зал для современного ­искусства, сравнимый с московскими «Гаражом» и «Красным Октябрем». Реставрировать надо бетон, что дорого, бешено дорого, и почти бесполезно. Проще сломать и построить такое же заново, есть прецеденты. Но Игорю Бурдинскому, владельцу комплекса, только что сообщили, что у него на территории есть еще памятник архитектуры конструктивизма. Городские чиновники никак не могут решить, не добавить ли в список памятников к ­зна­менитой и эффектной котельной Мендельсона, ­построившего знаменитую башню-обсерваторию Эйнштейна в Потсдаме, еще и фабричные цеха. ­Которые Мендельсон вроде считал неприличным называть своими, поскольку они оказались испорчены. С «Красным знаменем» всегда так — серьезные новости появляются примерно каждые полгода. Самое горячее время было в начале 2000-х, когда раз в полгода убивали очередного гендиректора концерна; не потому ли настоящий владелец всегда начинает свою историю с того, что до 2006 года у него про «Красное знамя» ничего в мыслях не было? В гербе фабрики «Красное знамя» — кабы был та­кой — две эмблемы, тельняшка и пионерский галстук, фигурировать должны обязательно. Тельняшку на «Красном знамени» шили с позапрошлого века. В золотые монополистские годы здесь шили чуть не половину вообще трикотажа, что производила империя; тельняшку шили и тогда, когда что-либо еще шить прекращали. Шили, когда краски для полосок не было, и «морская душа» выходила сплошь белой. Про пионерский галстук все поясняет небольшая, подросткового масштаба стелла на углу Пионер­ской и Корпусной, сообщающая, что «в 1923 году при фабрике «Красное знамя» в Петрограде создан первый пионерский отряд». Галстук, как и тельняшка, сейчас как раз впору нынешнему собственнику «Красного знамени»: а в чем еще фланировать, чтобы сойти за своего в пестрой компании молодых ­художников, которых бойкая куратор Анастасия Шавлохова в очередной раз ведет в морской бой под заголовком «Пространство тишины».

«Красное знамя» в сравнении с лофтом «Этажи» явно выигрывает: здесь больше света и фактуры, пластика здания выразительнее, а лестницы удобнее

Фабрику проектировал Эрих Мендельсон, но увидел, что вышло, и отказался от авторства. В его поддержку выступил, в частности, архитектор Александр Пастернак — брат поэта

За художниками теперь наблюдает бывший директор производства Юрий Юрьевич, он на «Красном знамени» видел разное

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить