перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Кабинеты Василий Бычков, директор Центрального дома художника

«Афиша» продолжает исследовать рабочие пространства интересных людей и компаний. В этом выпуске — кабинет собирателя старинной мебели, президента Международной конфедерации антикваров и директора важной для города культурной институции.

архив

Кабинет директора Центрального дома художника с панорамным видом на Крымский мост и Москву-реку находится на втором этаже здания ЦДХ. Василий беcсменно работает в нем с 2003 года: «Когда я пришел сюда, здесь был такой тяжеловесный кабинет, с громоздкой и безвкусной мебелью конца 1970-х — начала 1980-х годов. Изначально, когда здание спроектировали в конце шестидесятых, его интерьеры соответствовали прекрасной стилистике самого здания Сукояна и Шевердяева, но ближе к окончанию строительства вкусы начальства сменились (это было время утраты стиля), и я вышел работать в тяжелый номенклатурный кабинет с начальственной мебелью».  

None

По словам Василия, эта обстановка сильно его угнетала, и он пригласил архитектора Илью Заливухина, с которым они восстанавливали заложенные в проекте ЦДХ детали интерьера (нейтральный палубный паркет, деревянные поручни лестниц, потолки и т.д.). Заливухин оперативно спроектировал шкаф-стенку в духе абстрактной живописи Мондриана. Входную дверь решено было сделать в обкомовском стиле первой версии кабинета.

Вместо громоздкой мебели, вынесенной на склад ЦДХ, по каталогам был найден офисный гарнитур марки Knoll, которая до сих производит столы и стулья в дизайне 1950-х — 1960-х годов, любимой эпохи Василия: «Найдя всю эту красоту, Заливухин принес мне счет на 80000 евро. Понятное дело, что директор дома культуры себе такого позволить не может. И мы от этой идеи отказались, решили придумать что-то другое».

Тем не менее приглянувшийся Бычкову мебельный набор все-таки попал в его кабинет: «Через некоторое время я поехал с женой в Париж, где мы обычно ходим на рынок у Клиньянкур. В самом конце этого рынка есть галереи 1960-х — 1970-х годов, и под самое его закрытие я в одной из закрывающихся лавок вижу всю эту мебель, полный набор. Оказывается, они распотрошили какой-то большой офис, и у этого продавца под Парижем был полный склад «Кнолля». Узнав цены, я понял, что здесь все это стоит гораздо дешевле: своих, не цэдэховских денег за все про все, с растаможкой и транспортировкой, я заплатил 18000 евро. А мебель приехала ко мне уже через месяц».

Дизайнерская пепельница, несмотря на схожесть с набором «Кнолля», была куплена отдельно — но где, директор ЦДХ уже не помнит.

None

В память об удачном приобретении Бычков оставил в комоде обложки папок с подписями, доставшихся от французских клерков, и ценник французского старьевщика на рабочем столе — внимательные посетители кабинета могут узнать, что стоил он в день покупки 2800 евро.

None

Вместо портретов руководителей страны на стене кабинета висит малоизвестная работа Олега Кулика начала 2000-х годов, которая своей цветовой гаммой символизирует триколор и этим заменяет государственную символику в помещении.

None

Библиотеку в своем кабинете Бычков не держит, и на полках у него по большей части журналы по современному искусству, художественные альбомы и буклеты с арт-ярмарок.

None

Настольный бейдж, на котором c двух сторон написано «Вася» и «Василий Владимирович». В зависимости от того, кто приходит к Бычкову, он может его перекидывать. Утверждает, что практически постоянно к гостям повернута сторона с «Васей».

None

Плакат с выставки родственника Бычкова, художника Федора Богородского: «Это мой великий двоюродный дедушка, дядя моей мамы. Он основатель МОСХ, красавец и чекист. Бегал с маузером по Нижнему Новгороду и загонял всех в союзы художников. Я недавно купил его у Анатолия Боровкова» (известный коллекционер. — Прим. ред.).

Работа немецкого художника, купленная Бычковым на «Арт-Москве». Фамилию художника не помнит: «Я ее купил, потому что она мне чем-то ЦДХ напоминает».

На стене — еще одна работа Кулика с его крупной выставки в ЦДХ: «В музейном мире так принято, что, когда делается большая выставка художника, музей навязчиво или ненавязчиво просит какую-нибудь работу. Я за эти девять лет мог бы собрать огромную коллекцию, но не могу преодолеть барьер. А эту часть гигантской инсталляции «Отражение» я купил у Олега по себестоимости». 

None

Фотография Наума Грановского, присланная Ольгой Свибловой Бычкову на день рождения.

None

Парашютист, купленный на рынке в Измайлово. Бычков смеется: «Это символ времени — всегда будь готов к приземлению!»

None

Телефон — летающая тарелка, с помощью которого до повсеместного распространения скайпа проводились селекторные совещания.

None

Указка для чтения Торы, привезенная друзьями из Израиля. Из религиозных предметов в кабинете еще имеется икона, подаренная Бычкову на 50-летие, однако сам он говорит: «Я человек неверующий».

None

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить