перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Гид: Рим

архив

Барбара Анклин менеджер по продажам в Hotel de Russie, родилась в окрестностях Цюриха, последние 5 лет живет в Риме

— Всем приезжающим в Рим я бы посоветовала вот что. Во-первых, не стоит надеяться на автобусы, чтобы вернуться в гостиницу после целого дня прогулок: по вечерам они ходят страшно редко и набиты до отказа. Во-вторых, летом я бы рекомендовала избегать метро, по крайней мере — в часы пик, с восьми до половины одиннадцатого утра и вечером между пятью и восемью: там ужасные толпы, а кондиционеров в вагонах нет. Короче говоря, остается ходить пешком, а в отель возвращаться на такси. При этом лучше не носить с собой документов и не брать на прогулку много денег (карманники быстро распознают рассеянных туристов). Надо сразу отбросить надежду на неторопливое изучение Сикстинской капеллы (очень длинные очереди), также не стоит пить кофе, усевшись перед Пантеоном или на площади Навона: там все в три раза дороже, а кофе невкусный.

Марлиза Тромбетта журналистка. Родилась в Риме, 40 лет назад купила квартиру в районе Трастевере

— С того момента, как я переехала в Трастевере, здесь появились художники и профессора, переделавшие жилье под себя. Но замечательно, что рабочие и ремесленники, которые жили тут раньше, никуда не делись. В воскресенье утром все собираются в баре на площади Санта-Мария-ин-Трастевере. Там рядом стоит газетный киоск, так что можно усесться за столик на улице и полдня — до обеда — читать газеты и болтать с соседями.

Джанлука Марсили дизайнер интернет-сайтов

— Картин Караваджо в Риме много, но самое лучшее — смотреть на Караваджо в интерьерах церквей, как художник это задумывал. Сан-Луиджи-деи-Франчези — главная французская церковь в Риме, находится за площадью Навона, рядом с Сенатом. Здесь есть три гениальные фрески Караваджо — «Обращение Матфея» слева и «Мучения Матфея» справа, а на центральном алтаре — «Апостол Матфей с ангелом». В Сант-Агостино помимо Караваджо есть еще фрески Рафаэля, Якопо Сансовино. Однако Караваджо тут лучший — «Мадонна пилигримов» в алтаре первой капеллы была написана между 1604 и 1606 годом. Несмотря на очень простой фасад, церковь Санта-Мария-дель-Пополо хранит огромное количество сокровищ, великолепные хоры Донато Браманте 1500-х годов и две фрески Караваджо — «Обращение Савла» и «Распятие апостола Петра».

Вальтер Вельтрони мэр Рима

— Мне очень не хочется, чтобы Рим воспринимался как город, в котором ничего не происходит. Раньше существовало негласное табу на строительство в историческом центре — сейчас оно нарушено благодаря новому музею Ara Pacis Ричарда Майера. Всю площадь, где стоят пресловутый Ara Pacis и мавзолей Августа, мы к 2009 году собираемся привести в пристойный вид, а сам мавзолей открыть для посетителей. Соседние улицы — Корсо, Рипетта, Бабуино — к концу этого года станут пешеходными. Но главный проект — это третья линия метро, где некоторые станции будут выполнять функции археологических музеев.

Джанлука бармен, страстный поклонник футбольного клуба «Рома»

— Помимо кофе, в Риме есть масса вещей, которые стоит попробовать. Например, frullati — фруктовые коктейли. Они бывают с молоком или со сливками, но я их делаю и с лимонным соком, например. Клубника, киви и лимонный сок — такое чаще всего заказывают девушки. А сам я больше всего люблю сливки с лесными ягодами.

Ольга Павлова специальный корреспондент журнала Marie Claire в Италии

— Кошки — главные римские животные. Они, пожалуй, важнее волчицы. Именно кошки считаются символом Вечного города. Всего в Риме не менее 300 тысяч кошек, из них около 120 тысяч живут на улицах. В столице насчитывается более 4 тысяч кошачьих колоний. Существует местное законодательство, регулирующее положение в Риме этих животных. Группа из пяти кошек уже считается колонией. Кошки имеют право на питание, защиту и проживание в городе, их нельзя забирать с собой. Примечательно для римских кошек — соблюдение гигиены и обязательная стерилизация: таким образом властям удается контролировать кошачье население. Самые известные кошачьи колонии — у площади Аргентины, у Пирамиды и у Колизея.

Виолина Кристова болгарская журналистка, последние 10 лет живет в Риме

— Из Италии всегда приходится возить самые простые вещи — настоящий пармезан, например. Сейчас вроде бы везде есть любые продукты, но местный пармезан и то, что продают под этой биркой у меня на родине, — это две совершенно разные истории.

Анна Мазотти директор моды бельевой марки La Perla

— Если у вас выдался свободный вечер в Риме, обязательно сходите в Supperclub. Клуб спрятан в здании III века, бар и два салона выкрашены в яркие цвета, изысканная публика возлежит на низких белых диванах, изображая героев «Дольче виты». Официантки мало того что эффектные, они еще умеют делать массаж: не успеешь откинуться на спинку — они тут как тут.

Элиза Росси персональный шопинг-косультант

— Своих клиентов я вожу в мультибрендовые магазины — прежде всего в Gente. У них есть такие вещи Missoni, каких вы не найдете в бутике Missoni, и такие сумки Fendi, которые не доходят до бутика Fendi. А рядом с Испанской площадью существует мастерская под названием Rioda: там шьют сумки и пояса. Главным образом на заказ. Можно заказать что-нибудь под Hermes или Bottega Veneta, выглядеть это будет неотличимо от оригинала, а стоить раз в 10 меньше. Пояс — от 50 до 70 евро, сумка — от 200, и если попросить владельца (его зовут Виничо), вам все доставят в гостиницу.

Елена Костюкович переводчица Умберто Эко

— Церковь Сан-Клементе просто удивительна! Уходит на три этажа вниз и отражает всю историю Рима. Минус первый этаж — старинный даже по итальянским понятиям: там в XI–XII веках была школа певцов. На второй, более глубокий ярус, ведет маленькая дверь. Нижнюю церковь открыл лишь 80 лет назад один энтузиаст-англичанин. Это один из первых римских христианских храмов. Тут же находятся захоронения Кирилла и Мефодия, у их могилы еще есть таблички от разных славянских стран с благодарностью святым. Русская табличка появилась последней, около года назад. На одной из фресок этой церкви впервые в религиозной живописи появилось матерное слово — putos. Третий, нижний храм I века нашей эры, — самый загадочный. Это храм Митры, божества из Ирана. Его культ был запрещен, поэтому последователи таились и строили подземные церкви. Тут приносились в жертву животные и люди. Во II веке в этом подземелье чеканили монеты, их до сих пор можно разглядеть в стенах, а пол, если обратить внимание, весь в насечках — потому что чеканили монеты на полу.

Луиза Дзаманья владелица парфюмерного магазина, коренная римлянка

— У нас встречаются такие вещи, которые нигде больше, кроме как в Италии, и не найти. Вот, например, вощеная бумага Aqua di Parma. На такой не особенно попишешь письма, у нее предназначение более изысканное — бумагой полагается выстилать ящики с бельем. Отличный подарок и, главное, легко везти — ничего не весит.

Нанни Моретти режиссер, прожил всю жизнь в Риме

— Больше всего мне нравится рассматривать дома и кварталы. Когда я езжу в другие города, рассматривать дома — единственное, чем мне интересно заниматься. А в Риме мое самое любимое место — это район Гарбателла. Иногда мне становится интересно, как там все устроено внутри. Тогда я звоню в какую-нибудь квартиру и вру, что я задумал новый фильм и ищу место для съемок.

Клаудио Каллини телеоператор, родился и всю жизнь живет в Риме

— Существует один адекватный способ перемещаться по Риму — на мотоцикле или мотороллере. Только тогда чувствуешь себя свободным человеком: где бы ты ни был — 20 минут, ветер в лицо — и ты на месте. И никакого геморроя с парковками, разрешениями, штрафами, въездом в исторический центр. Главное — держать в багажнике второй шлем — вдруг придется кого-нибудь подвозить?

Александра Петрова поэтесса, в Рим переехала из Иерусалима 7 лет назад

— Верхний этаж набережных Тибра — это уровень пешеходной и проезжей части, засаженный платанами так, что летом получается зеленый шатер, а осенью ноги тонут в коричневато-желтой листве. С верхней набережной видны арки мостов, многолюдных днем, метафизически пустынных во время футбольных матчей и в августе. Прогулка по ходу течения реки от моста Кавур до моста Сублицио — это такое сверхскоростное путешествие во времени и пространстве. У моста Кавур, где когда-то был порт Рипетта, видны купола Святого Рокко и Святого Джироламо Иллирийского. Прямо напротив моста — каменный Палацаччо, Трибунал. Напротив моста Умберто I — квартал Тор-ди-Нона, в котором когда-то находилось отделение папской тюрьмы. А вот и один из самых красивых, частично сохранившийся еще со времен Адриана, — мост Святого Ангела. Рядом вид на одноименный замок. Десять ангелов с символами страстей господних и неотвязный мотив «Тоски». Дальше — отяжеленный травертином и героическими фигурами мост Виктора Эммануила II, потом у моста Амедео — купол Святого Иоанна Флорентийского, где покоятся Карло Мадерно и Борромини.

Франсиско Лима футболист, бывший игрок “Ромы”, сейчас выступает за московское “Динамо”

— Самое сильное футбольное впечатление в Рима можно получить на Олимпийском стадионе. Матч между римскими командами — пожалуй, самое удивительное дерби в мире. Болельщики  заранее рисуют плакаты и на протяжении матча ведут «баннерную войну». Это очень грубое дерби, здесь драки, удаления с поля и дымовая завеса — обычное дело. Франческо Тотти, игрок «Ромы», местная икона. Паоло ди Канио — символ «Лацио». Между ними тоже часто случаются битвы — через СМИ или на поле. Впрочем, 90% римлян болеют за «Рому», «Лацио» же считается провинциальной командой — для хулиганов из пригородов.

Даниэле Вианелло театровед, по рождению венецианец, но живет в Риме

— Довольно долго моя жизнь вертелась вокруг театра Арджентина. Имя театра происходит от названия площади, а оно, в свою очередь, унаследовано от стоящей на углу башни, которой владел Йоханнес Буркхардт, родом из Страсбурга (по-латыни — Аргенторатум). Между прочим, в античные времена тут тоже был театр, театр Помпея; его останки — театра, а не Помпея — сохранились в подвалах нынешнего театрального здания. В портике этого театра убили Юлия Цезаря.

Фаллу уличный торговец из Сенегала, в Риме живет два года, но собирается вернуться домой

— В Рим я попал два года назад. Сначала очками торговал, теперь вместо очков и туфель продаю книжки. Днем стою у автобусной остановки, а по вечерам, если дела хорошо идут, мы всей компанией отправляемся в сенегальский ресторан рядом с площадью Витторио, едим рыбу. Масло, лук, помидоры, специи, очень вкусная рыба — мы в Сенегале по рыбе большие специалисты.

Галина Муравьева преподаватель итальянского языка, переводчик, командор ордена «Звезда итальянской солидарности»

— За вид на улицу Панисперна я могла бы отдать пол-Рима. Панисперна идет сначала вниз, потом вверх, и еще ее пересекает Боскетто, улица обаяния невероятного. Там стоит мой самый любимый дом, весь заросший плющом, номер 127. Напротив — всякие лавочки с едой и утварью, где всегда открыты окна и видно, как люди работают.

Массимилиано Фуксас архитектор, родился и прожил большую часть жизни в Риме, хотя сейчас подумывает о переезде в Париж

— Самое замечательное в римских прогулках — это небо, если смотреть на него из переулков. Сначала видишь дивные линии, которые вырисовывают фасады, потом по мере приближения к площадям небо расширяется, потом снова сужается. Вот это чередование узких и широких пространств, света и тени и есть самое прекрасное в Риме.

Валерио Магрелли поэт и журналист, родился и живет в Риме

— Своим друзьям я больше всего люблю показывать улицу Гарибальди. Начинать путь надо от проулков Трастевере к фонтану Паола. За ним — церковь Сан-Пьетро-ин-Монторио, отмечающая место, где когда-то распяли апостола Петра. Через дорогу от церкви, направо — крохотная улочка, фактически лестница, которая большую часть времени закрыта калиткой. Она называется виа Сан-Пьетро-ин-Монторио. По ней можно дойти до рощи под названием Боско-Парразио, там когда-то находилась академия, членом которой был Тассо. В тех же краях, если спуститься с улицы Гарибальди вниз, — дивный Ботанический сад и Музей Корсини. На площади Трилусса, рядом с мостом Систо, есть симпатичное индийское заведение со столиками на улице. А если перейти этот мост и углубиться в переулки, можно попасть к недостроенному дворцу с двухпролетной аркой.

Бетта Бенасси художница, родилась и всегда жила в Риме

— По части современного искусства в Риме сейчас все только начинается. Недавно открыли на месте пивного завода музей Macro, где устраиваются занятные выставки. Начали наконец строить его продолжение — Maxxi по проекту Захи Хадид. Правда, на месте Maxxi пока только котлован да строительные краны — очень странное зрелище.

Владимир Радунский автор и иллюстратор детских книг, 22 года прожил в Нью-Йорке, а 5 лет назад перебрался в Рим

— Есть в этом городе пара мест, куда я наведываюсь регулярно. Во-первых, это магазин детских книг на площади Санти-Апостоли, рядом с совершенно идиотическим музеем восковых фигур. Называется он Giannino Stoppani, и там есть детские книжки на всех языках. Отличные фотоальбомы и альбомы по современному искусству продаются в самом начале улицы Рипетта, в магазине Liberia, рядом с мавзолеем Августа и почти напротив Художественной академии.

Умберто зеленщик, родился и всегда жил в Риме

— Каждый, кто приезжает в Рим, должен непременно попробовать пасту алл-аматричана. Рецепт совсем простой: оливковое масло, лук, грудинка, помидоры, овечий сыр пекорино. Фокус в том, чтобы в лук, когда он уже поджарится и запахнет, как следует сыпануть острого красного перца — тогда готовая паста будет прямо за душу брать. Ну а дальше все просто: к луку добавить грудинку (только не пережарить, а то жесткая будет), к грудинке — помидоры без шкурок, потом посолить, ну и в общую мешанину натереть пекорино и всыпать макароны.

Джорджо Кадзанига вице-президент ювелирной компании

— На аперитивах в Hotel de Russie можно встретить кинозвезд и местных знаменитостей. Атмосфера как в фильмах Феллини, сейчас мало где в Риме можно ее ощутить. Напитки подаются с шести вечера и сопровождаются небольшим закускам — оливками, орехами, чипсами, кусочками генуэзской пиццы, пасты и даже суши.

Умберто Веккьони коренной римлянин, 70 лет, дипломат на пенсии

— В пору моей молодости в Рим приезжало очень много светских персонажей, разных дипломатов, деятелей искусств, и все с женами. Вот этим-то женам мы и демонстрировали, что такое настоящий латинский любовник. В моем кругу существовал целый кодекс поведения, а точнее — соблазнения: во-первых, категорически избегать навязчивости (никаких ежедневных букетов с посыльным!), во-вторых, держать дистанцию, а в-третьих, не опускаться до банальностей типа цветистых комплиментов, тех же цветов или посещения модных заведений на виа Венето. У нас был любимый прием — на первом же свидании предложить в качестве цели автомобильной прогулки английское кладбище у Пирамиды. Там и в самом деле приятно: тень, цветы, мраморные фигуры, как в парке. Прогуливаясь по аллеям (ни в коем случае не под руку!), следовало принять задумчивый вид и придумать себе определенную цель — как будто бы вам нужно на этом кладбище навестить близкого человека. А после прогулки по кладбищу следовал аперитив с мартини, а после аперитива — ужин, желательно загородный, в Сакрофано или Риано под Римом.

Массимилиано Вердино фотограф

— В Риме есть пляжи, но мы с женой не очень любим проводить на них время — слишком людно. Мы ездим в Кастель-Гандольфо — летнюю резиденцию папы. Это очень красивый замок на берегу озера. Туда римляне ездят подышать свежим и святым воздухом, а заодно полюбоваться удивительным холмистым пейзажем.

Ариона Обри юрист из Уэльса, 29 лет, с 2001 года работает в Риме и снимает квартиру в Трастевере

— Есть удобная штука — называется полумесяц (по-итальянски — mezzaluna). Требуется она для того, чтобы не тратить много времени и сил на измельчение продуктов — зелени, например, или лука. Самые лучшие и самые красивые продаются в кулинарной лавке под названием ’Gusto напротив мавзолея Августа.

Алессандра бармен, родилась и всегда жила в Риме

— В римских дискотеках танцуют одни подростки, в джаз-клубах — серьезные пожилые господа, с которыми особо не порезвишься. Одно есть приличное место — Art Cafe на вилле Боргезе. Там приятная музыка и люди, но если не знать никого из менеджеров или владельцев, приходится всегда отстаивать многочасовую очередь на входе.

Массимо 55 лет, продавец в бакалейной лавке Teichner

— Я бы посоветовал попробовать ветчину из Сан-Даниэле: ее делают на севере Италии, во Фриули. Если нарезанную ветчину запечатать пленкой, с ней ничего не случится. А если вы ее хранили в холодильнике, то нужно сначала дать ей продышаться, а потом уже только есть.

Паоло Пикколо сотрудник компании IBM

— Римское мороженое джелато — самое вкусное в мире. Конечно, если пробовать его в правильных местах. Самое знаменитое кафе-мороженое в городе — San Crispino, сюда традиционно водят девушек на первое свидание. Подают мороженое только в рожках, выбор не очень велик, но зато все вкусы божественны. Я советую всем брать безе (meringa), но и все фруктовые — лимон, дыня, лесные ягоды — пробовать обязательно.

Томмазо Пинчо писатель, 43 года, родился в Риме, долгое время прожил в Нью-Йорке, а затем снова вернулся в Рим

— Сам я живу на Эсквилине — это единственное в Риме место, которое напоминает Нью-Йорк или Лондон, то есть настоящую многонациональную столицу. Большинство зданий тут раньше находились в упадке, в результате чего в 1980-х годах сюда потянулись эмигранты. Сначала — африканцы, а потом — китайцы, у которых, в отличие от африканцев, водились деньги. Они постепенно приводят все вокруг в порядок, дома выкупают и ремонтируют. А вокруг площади Витторио появляются разные заведения, например, китайский ресторан Hang Zhou, куда любил ходить предыдущий итальянский президент, Чампи.

Адриано Каваньини 36 лет, шеф-повар отеля Eden, в Рим переехал 3 года назад

— По роду работы мне слишком часто приходится бывать в фасонных ресторанах, поэтому когда выдается свободное время, я стараюсь есть в очень простых местах, где готовят местные — римские блюда. Например, в ресторане Clemente рядом с Пантеоном: там довольно простая и незатейливая еда, но очень приятная и совершенно не сувенирная атмосфера. Или в маленькой винотеке рядом с моим домом — она называется Osteria dell’Arca, держат ее люди из моих собственных родных мест, с озера Гарда. Повара зовут Франческо, он мой приятель, а в зале работает Лоредана, жена еще одного повара.

Катья Стефануччи дизайнер

— В пригороде Рима, в колоритном городе Латина, построенном Муссолини, в первый вторник каждого месяца открывается Американский рынок — распродажа секонд-хенда. Сюда нужно приходить рано утром, около шести, и тогда есть шанс найти ношеные, но все равно шикарные вещи от Chanel или Yves Saint Laurent. Еще сюда ходят за кожаными куртками и пиджаками, футболками, костюмами и джинсами Levi’s.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить