перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Гид: «Эдинбургский Фриндж в Москве»

архив

С 26 мая по 5 июня

Школа для дураков
«Формальный театр» (Петербург). Режиссер А.Могучий
Самый известный спектакль самого известного российского авангардиста
Это, конечно, не инсценировка книги Саши Соколова, а вариации на темы. Из текучей сновидческой прозы Соколова режиссер извлек своего героя (у Могучего мальчик с раздвоением личности стал парой школьников, бесконечно ссорящихся и неразлучных) и заимствовал логику — логику сновидения и воспоминаний, сцепляющихся неявными ассоциациями. Считается, что эксперимент повторить невозможно, — а уже одна только попытка инсценировки прозы Саши Соколова, главным героем которой, если быть точным, является язык, есть не что иное, как эксперимент. Случай «Школы для дураков» это правило опровергает. Могучий поставил «Школу для дураков» десять лет назад в Германии, позже реконструировал ее в питерском театре «Балтийский дом». Теперь он делает это еще раз — для московского фестиваля «Эдинбургский Фриндж», лишний раз доказывая, что спектакли, рожденные в пространстве ностальгии и детских воспоминаний, обладают железобетонной крепостью и запредельной товарной ценностью.
пн 26 мая, 19.00, в Центре им. Мейерхольда

В свободном плавании
Театр Hoipolloi и Hugh Hughes Productions (Кембридж, Великобритания). Авторы и режиссеры Ш.Дейл-Джонс, Ш.Роуландс
Stand-up comedy в театральной рамке
Вначале у британского комика, взявшего себе распространенное валлийское имя Хью Хьюз, было шоу: Хьюз выходил и сообщал публике, будто остров Англси, соединенный с Уэльсом мостом, оторвался и дрейфует в свободном направлении. Та не верила, поэтому все шоу сводилось к тому, что комик с жаром доказывал этот, в общем-то, реальный факт, попутно вываливая на публику массу не имеющих отношения к делу сведений и личных воспоминаний. Однажды его увидели люди из театра Hoipolloi и предложили сделать из шоу театральный спектакль. Хьюз согласился, после чего его монолог оброс визуальными эффектами, сценками, гэгами, а у Хьюза появилась партнерша — актриса Шинейд Роуландс. Составитель программы «Эдинбургский Фриндж в Москве» Марина Давыдова называет «Свободное плавание» «путешествием по волнам памяти, отчасти напоминающим ностальгические опусы Евгения Гришковца».
вт 27, ср 28 мая, 19.00, в Центре им. Мейерхольда

Белая история
Театральное товарищество «Комик-Трест» (Петербург). Режиссер В.Фиссон
Философская клоунада
У Питера всегда крепче, чем у Москвы, были связи с Западом, поэтому всякая театральная новация, рождавшаяся в Северной столице, адресовалась одновременно и к своим, и к западным фестивалям, к русской и не знающей русского публике. Поскольку говорить и с теми, и с другими одновременно можно только без слов, Питер стал родиной отечественного «физического театра» и одной из его разновидностей — драматической клоунады. Ею вот уже 17 лет занимается Вадим Фиссон и его «Комик-Трест». Правда, вернее будет сказать, что Фиссон клоунадой не занимается, а инициирует ее, потому что сам-то он передвигается на коляске. Музой и примой его театра служит жена, синтетическая актриса Наталия Фиссон. В «Белой истории» она — Белая королева, темпераментом и завоевательной энергией напоминающая британскую королеву Елизавету. Двое других актеров, предстающих всякий раз в иных ролях, разыгрывают рыцарские турниры, походы, поединки и войны в ее честь.
чт 29 мая, 19.00, в Центре им. Мейерхольда

Русская тоска
«Около дома Станиславского». Режиссеры Л.Загорская, Ю.Погребничко
Ностальгическое кабаре
Старый-престарый спектакль Юрия Погребничко, в котором нет ни сюжета, ни главного героя. В нем произносятся слова — но только те, что положены на музыку. Жанр спектакля так и именуется: песни композиторов на слова поэтов — это довоенный городской романс, шлягеры Вертинского, Изабеллы Юрьевой и Петра Лещенко, советская эстрада, народные песни. Поет их Наталья Рожкова, великолепный стилизатор и клоунесса, чьи выходы Погребничко ставит как драматические номера. Когда-то древние искали общий язык для обращения к толпе, прибегая к мифу, лежащему в основе коллективной памяти. Сегодня все сложнее находить объединяющие моменты — даже в таком маленьком зале, как зал театра «Около». В «Русской тоске» Погребничко его нашел. Старые песни, даже сомнительного качества, действуют на каком-то иррациональном уровне, объединяя и тех, кто, допустим, видел Изабеллу Юрьеву, и тех, кто скачивает ее из YouTube, и даже тех, кто никогда ее не слышал, — недаром «Русская тоска» получила когда-то первый приз «Эдинбургского Фринджа».
пт 30 мая, 19.00

Предлагаемые обстоятельства
Театр «Третий ангел» (Шеффилд, Великобритания). Режиссеры А.Кэлли, Р.Уолтон
Разговор о любви в интерьере IKEA
Спектакль британской труппы «Третий ангел» родился из актерских этюдов, воспоминаний, бесед актеров со знакомыми. Тема этих штудий была одна: что держит двоих, когда заканчивается пылкая влюбленность. В начале спектакля мужчина говорит о женщине: «Я ее не люблю». В финале женщина говорит: «Любовь все еще здесь. Просто она прячется по углам. Она и в этих вещах, и в том свете, что освещает эти вещи…» Между первыми и последними словами мужчина и женщина заполняют планшет сцены этими самыми вещами и испытывают друг друга, строя предположения (так можно было бы перевести и английское название спектакля «Presumption»). Герои предполагают, что бы было, узнай они об измене, что бы было, если бы они расстались, как бы они могли вместе встретить старость, как бы они делили вещи при разводе. Организаторы фестиваля перевели название иначе — театральным понятием «предлагаемые обстоятельства» — по той причине, что психологические игры и нравственные провокации, которым предаются двое актеров на сцене, еще и очень театральны.
сб 31 мая, вс 1 июня, 19.00, в Центре им. Мейерхольда

Читки пьес Марка Равенхилла
Режиссеры А.Вартанов, В.Скворцов
Пять двадцатиминутных пьес главного автора британского new writing
Марк Равенхилл, самый известный в России драматург нового времени, автор таких пьес, как «Shopping & and Fucking», «Откровенные полароидные снимки» и «Продукт», развивает новое направление — короткие пьесы на минимум актеров. Название целого цикла, куда вошло 16 пьес — «Shoot/Get treasure/ Repeat», — Равенхилл позаимствовал у одной компании, производящей компьютерные игры. Компания, решившая однажды, что игры их стали уж слишком литературными, выдвинула этот слоган своим сотрудникам. «Стреляй/Хватай сокровище/Беги» — этот слоган показался Равенхиллу универсальным, отражая одновременно и западную неоколониальную политику, и западное представление о реальности, которую большинство воспринимает через СМИ, как о компьютерной игре. В соответствии с правилами этой игры написаны и те пять пьес, которые услышит московская публика: точное попадание в нерв времени и двадцать минут напряженного диалога, обрывающегося ровно в тот момент, когда публика хочет еще и еще.
«Война и мир»
Государство и человек; общество потребления, обеспечивающее свою стабильность, ведя нескончаемую войну с теми, кто «с полотенцем на голове», и существо, оберегающее свое право на частную жизнь. Кто есть кто в пьесе «Война и мир», в ней говорится почти буквально. Хотя перед нами лишь семилетний мальчик и солдат без головы, который приходит к ребенку в его ночном кошмаре.
«Любовь (Но это я делать не буду)»
Диалог двух заложников любви — солдата союзных войск и женщины, нуждающейся в его защите. Он в гневе, оттого что спал с ней два раза в три недели, — она считает, что и они были лишними. Но уйти ему от себя она не даст — для нее это вопрос выживания.
«Потерянный рай»
Диалог Востока и Запада в отдельно взятом британском доме с плохой звукоизоляцией. Девушка слышит стоны из квартиры внизу и готова оказать соседке помощь. Когда она узнает, к чему причастна ее соседка, она сама будет готова втыкать ей иголки под ногти.
«Мать»
Самая, наверное, пронзительная вещь Равенхилла в этом цикле. К женщине приходят двое, у них есть для нее информация, а она, как психованная, мелет чушь, перебивает их, не дает вставить слово, то поливая их матом, то обещая чаем напоить, — лишь бы эти двое не открывали ртов, потому что женщина уже догадалась, что они ей скажут: ее сын погиб на войне.
«Возвращенный рай»
Пьеса, написанная по заказу «Эдинбургского Фринджа в Москве».
Двое мужчин, у которых была общая юность, протекавшая между койкой и демонстрациями. Один подавал надежды — другой всему у него учился, один погиб на войне — другой живет и добился успеха.
вс 1 июня, 12.00; пн 2 июня, 19.00, в Центре им. Мейерхольда

Дамаск
Театр «Траверс» (Эдинбург, Великобритания). Режиссер Ф.Ховард
Комедия о трудностях перевода
Шотландский драматург Дэвид Грейг много работал на Востоке с молодыми драматургами — и поэтому со знанием дела пишет о мире, который европейцам кажется угрожающим и непонятным. Впрочем, пьеса не о самом Дамаске, а о европейце на Востоке. Герой пьесы Пол приезжает в Сирию, чтобы найти покупателя серии учебников английского. Но найти общий язык сложно даже с теми, кто уже говорит по-английски. Пол останавливается в маленьком отеле и не показывает нос на улицу. Он хотел бы поскорее убраться отсюда — но его рейс отложен из-за теракта в аэропорту. Он ищет всего лишь покупателя своим учебникам — но находит любовь. Режиссер Филип Ховард разделил сцену на два сектора. Один представляет крохотное лобби восточной гостиницы с бездействующим фонтаном в центре и болтливым портье, чирикающим на смешном английском. В другом молодая женщина с символическим именем Елена играет на рояле фортепианные хиты, выпивает и комментирует происходящее.
ср 4, чт 5 июня, 19.00, в Центре им. Мейерхольда

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить