перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Москва глазами иностранцев Директор Австрийского культурного форума о таксистах в аэропорту, молодых художн

Раз в две недели «Афиша» разговаривает с московскими экспатами, которые по-своему смотрят на достоинства и проблемы города.

архив
Симон Мраз

Откуда приехал: Вена

Кем работает: директор Австрийского культурного форума

 

Я живу в Москве почти четыре года, когда я приехал сюда жить в феврале 2009 года, было очень холодно, я не знал ни слова по-русски, ничего не мог прочесть в метро, все было очень странно, но, я думаю, это нормальная ситуация для иностранцев, которые только приехали.

Хотя я тогда не первый раз оказался в Москве. В первый раз я сюда приехал, когда меня друзья позвали на свадьбу. Я прилетел в аэропорт Шереметьево — тогда еще не было экспрессов до Москвы. А я по-русски ну вообще ничего не понимаю, подхожу к киоску с надписью «Такси» — а мне там говорят, что надо идти с водителями объясняться, которые стоят на выходе из аэропорта и всем предлагают свои услуги. О’кей, подхожу к ним, и они мне показывают очень красивый распечатанный прайс-лист: аэропорт — метро — 200 долларов, аэропорт — центр — 300. Я им говорю, извините, я не могу, у меня и денег-то таких нет! А они давай со мной торговаться. В итоге я стоял там полтора часа — уже водитель успел кого-то отвезти и обратно приехать — и думал: вряд ли русские ездят на этих такси. В итоге я нашел маршрутку до метро — причем случайно: никакой остановки там не было. Когда в нее садился, мне все говорили: «Вам не сюда, вам надо в такси», — а я кричал: «Нет-нет, я не хочу в такси! Я сюда хочу!» Ну и где-то за 100–200 рублей доехал до метро.

Потом я приезжал в Москву, когда работал в аукционном доме в Австрии, — я здесь проводил торги, встречался с клиентами, у нас был маленький стенд на ярмарке антиквариата. Я тогда немного уже видел город, и мне тут очень понравилось, мне показалось, что здесь совсем другая жизнь, нежели в Австрии.

Потом, спустя пару лет, я узнал о том, что есть вакансия в Москве в Австрийском культурном форуме, и попросился на эту должность. Никто из посольства просто больше не хотел работать в России: там холодно, страшно и вообще непонятно, поэтому здесь оказался я, хотя я вовсе не дипломат. Сейчас я продлил себе контракт с форумом уже на пятый год, хотя обычно это вообще невозможно — дипломаты работают максимум по три года, а потом уезжают обратно. Поэтому 2013-й — для меня последний год работы на этой должности. Но я всерьез подумываю остаться здесь. Может, открою ресторан… Ну, на ресторан у меня денег не хватит, может быть, что-то вроде «Стардогс» — сосиски на улице буду продавать. Я пока еще не знаю, у меня же бизнеса своего никогда не было.

 

 

«Открою ресторан… Ну, на ресторан у меня денег не хватит, может, что-то вроде «Стардогс» — сосиски на улице буду продавать»

 

 

Как директор форума я организую выставки и другие культурные мероприятия, в основном занимаюсь современным искусством, постоянно общаюсь с молодыми художниками — в Москве сейчас очень много всего происходит в сфере культуры, музеи открываются, закрываются, все меняется постоянно. В Австрии же все по-другому: там все принципиальные вопросы решили уже очень много лет назад, есть фиксированная структура, а здесь все только строится, поэтому интересно на это смотреть.

Я сам постоянно что-то придумываю. Например, придумал провести выставку современного искусства в собственной квартире: мы нарисовали на асфальте с помощью трафаретов указатели, куда идти, и много народу пришло. Сначала такую выставку мы провели в рамках Московской биеннале, а потом с ГЦСИ. Очень здорово все прошло — все комнаты были открыты, кухня, спальня. Так вот после работы возвращаешься домой усталый — а там люди, но это хорошая публика.

В этом году у нас весной еще была большая выставка «Пыль», которую мы организовали вместе с Laboratoria Art & Science. Мы предложили двадцати художникам из Австрии и России подумать о пыли — потому что пыль повсюду, в космосе, в цветочках, дома, это очень большая и поэтичная тема. Из австрийских художников были Эрвин Вурм, Криста Зоммер, из русских — группа «Провмыза», Саша Паперный, группа «Вверх!», Ольга Чернышова, Иван Лунгин и другие.

Сейчас я делаю выставку с Нижним Новгородом о миграции в планетарии — я люблю такие необычные пространства. А в Нижнем Новгороде планетарий стоит в районе, где очень много мигрантов живет, вокзал рядом, рынок.

Когда я только приехал в Москву, не только страна была для меня новой, но и работа: я до этого не организовывал ни одной выставки. Поэтому первое, что я здесь провел, был аукцион — мы собирали деньги на благотворительность. Нам разрешили проводить его в посольской резиденции, туда пригласили всех, кто был знаком с послом, все прошло весело — очень интересно было наблюдать, как реагируют русские и иностранцы. Русские больше смотрели, не очень активно покупали, для них все было непонятно: австрийское посольство, какой-то человек, который не говорит по-русски, какие-то картинки... Иностранцы в основном все покупали.

Я сам страшно люблю русское современное искусство, тоже уже купил себе кое-что. Ну, немного, конечно, я же не миллионер, всякие маленькие вещи — они стоят у меня дома и в посольстве. Я не могу сказать, кто у меня любимый художник, потому что другой художник может подумать, что у меня плохой вкус.

Для меня Москва была очень хорошей школой жизни, я многому научился тут. Конечно, можно говорить, что здесь грязно на улицах, вода плохая, воздух нехороший, но я решил здесь жить, и то, что мне здесь нравится, для меня имеет большее значение, чем все эти минусы. В Австрии я жил в деревне в 30 километрах от Вены, где одна машина максимум раз в десять минут проезжает, там-то, конечно, очень чисто; да и сама Вена по сравнению с Москвой маленький город: там всего два миллиона живет.

Конечно, мне очень повезло, что я здесь работаю в фонде, которому выделяют деньги австрийские министерство культуры и министерство иностранных дел, ну и партнеров при необходимости я всегда находил — идей всегда больше, чем денег. Я часто слышу о коррупции и думаю, что это очень плохо, но, слава богу, меня она не касается. Кому-то за что-то платить — это не бизнес-модель для меня.

Мне не нужна никакая личная выгода, это не входит в мои задачи. Поэтому я, наверное, все же никогда в жизни не смогу делать бизнес. Я смотрю на своих друзей не из посольства — все они очень тяжело работают, и у них не то чтобы очень много денег, потому что Москва — дорогой город. А мне сейчас посольство оплачивает квартиру. Так что если я останусь здесь, это будет для меня непростым решением.

 

 

«Нормальных ресторанов с русской кухней в Москве вообще нет. Если вы придете в «Пушкин», сколько русских вы там встретите?»

 

 

Я редко хожу в Москве в рестораны, потому что очень много готовлю сам. Поэтому я люблю рынки, особенно Даниловский рынок, я знаю, что он дорогой, но он ближе всего к моему дому. К тому же у меня там уже есть свои люди, у которых я покупаю очень хорошие овощи, мясо. Еще мне очень нравятся здесь грузинские рестораны, нравится маленький ресторан напротив Пушкинского музея — забыл, как он называется. А вот нормальных ресторанов с русской кухней в Москве, по-моему, вообще нет. Если вы придете в тот же «Пушкин», сколько русских вы там встретите? Не думаю, что много. Зато встретите человек пять европейцев или американцев. Так что никакой он не русский, хотя и симпатичный, но это просто такая туристическая картинка.

Вечерами я, бывает, хожу в клубы с компанией — например, в «Солянку», это симпатичное место с хорошей музыкой. А еще мне нравился «Проект О.Г.И.» — там самый дешевый алкоголь, это очень здорово. И танцевать там мне больше нравилось, чем в «Солянке». Очень часто ко мне приезжают друзья из Австрии и говорят: «Ну, покажи нам, что из себя представляет московская ночная жизнь». И тогда мы идем на «Красный Октябрь» — там куча мест, мы просто ходим по всем подряд и тусуемся до утра. Моим австрийским друзьям нравится здесь, потому что я показываю им лучшие места — выпивка, хорошая музыка, куча красивых девушек вокруг. Ну и, конечно, я показываю им свою повседневную жизнь — встречи с художниками, посещение студий.

Не могу сказать, что русские чем-то отличаются от австрийцев — я вообще делю людей только на друзей и не друзей. Но, пожалуй, русские более импульсивны, они открыто выражают свои чувства — это то, что называется «душа», слово, которое невозможно перевести, это такое особое чувствование.

Это невероятно, но у людей здесь, по сути, нет истории. То есть история-то есть, и богатая, но нынешнее время не является продолжением одного временного континуума с прошлым. В Австрии же ты живешь в мире представлений, убеждений и веры, которые существуют в твоей семье на протяжении поколений — ты автоматически начинаешь верить в то же самое. А здесь, когда люди хотят сделать что-то, их ничто от этого не сдерживает. Иногда это делает людей жесткими, но не в негативном смысле — люди здесь очень инициативные и смелые. Но, с другой стороны, они же и большие индивидуалисты: того, что можно назвать «обществом», здесь практически нет. Люди бьются только за свои ценности или ценности очень ограниченного круга людей, ближайших членов семьи.

 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить