перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Русский дизайн изнутри С кем работают интерьерные дизайнеры

Дизайнерские бюро есть теперь даже при мебельных магазинах. Рынок растет, клиенты умнеют. Но порой даже самых опытных дизайнеров ставят в тупик представления заказчиков о прекрас­ном. Лофт в таунхаусе, тронный зал в Подмосковье и кровать-карета для собаки — интерьерные дизайнеры анонимно рассказали «Афише» об их самых диких заказах.

архив

О тронном зале, гобеленах и леопардовой шкуре

«Позвонили однажды и сказали, что нужно сделать дом загородный. Поехали. На Киевском шоссе говорят: «Вы извините, но мы вам сейчас глаза завяжем». ­Возили-возили, привезли в дом — готический замок с башенками, Саграда-Фамилия на дачном участке. Несколько гектаров земли, регулярный французский парк, пруд с фонтаном в центре. Парадная роскошь: белые павильоны, но дом дико мрачный. Хозяин хотел расхерачить весь первый этаж и сделать там тронный зал. Я его не видела, с его женой общалась. Молодая блондинка. Спрашиваю: «Вы знаете, как выглядят тронные залы? Какие-то предпочтения?» Она такая: «Вы дизайнер, вы мне и скажите, как выглядит тронный зал. Мы вас для этого и наняли». — «Роспись на потолке? Дубовые полы? Золотая отделка? Трон на возвышении? Гобелены на стенах?» Она чуть не наорала на меня: «Я откуда знаю! Вы нарисуйте и покажите». Я нарисовала выдержанный вариант с троном деревянным посреди зала. Приезжаю на утверждение. «Все не то, деревенщина какая-то. Нам нужен нормальный тронный зал. Королевский». Я сделала еще один вариант: золотая отделка по стенам, гобелены, трон золотой в центре. Она посмотрела: «Да, лучше стало. А можно, чтобы на стенах, на этих тряпочках были вышиты сюжеты из жизни моего мужа? Я бы ему такой подарок сделала». На пол положили леопардовые шкуры, на стенах эти гобелены, где реально сцены из фильма «Бригада». Одна стена с оружием полностью. Мечи, пистолеты. Трон с малахитовыми ручками золотой на возвышении: пять ступенек целых. А напротив трона — дубовые скамейки, как в фильмах про Средневековье. Четыре в ряд».

 

О вращающейся кровати, ярком свете и темной комнате

«Делали мы квартиру на 300 квадратов. Встречаемся первый раз проект обсуждать, я спрашиваю: «У вас какие-то свои идеи есть?» Мужчина отвечает: «Я хочу белые стены, белый пол, белый потолок и яркий свет». 300 квадратных метров, напоминаю. «Что, — говорю, — вообще везде?» —«Да, везде». — «А вы понимаете, что ваша квартира будет похожа на огромную операционную?» — «Да, понимаю. Ну и что такого?» О’кей, начали делать, в итоге он попросил подсветку пустить по стенам, потолку и полу. Находиться там было сложно. При этом он попросил возле балкона одну комнату сделать три на три метра и свет туда вообще не проводить. «Я там буду отдыхать». — «А мебель будете туда ставить какую-то?» — «Нет, там ничего не нужно. У меня кресло-качалка есть. Его туда и поставлю». Там гардеробная большая, две спальни, кабинет. И гостиная — это самый улет. Все белое, свет фигачит, комната огромная, пустая. В центре — вращающаяся красная кровать в виде розы и зеркало на потолке».

 

О золотой стене, диванах за 50000 евро и лофте в загородном доме

«Были у меня клиенты, которые каждый месяц ездили в дорогие отели отдыхать и каждый раз привозили оттуда идеи для своего дома. Например, стены выкрашиваем в золотую краску с подсветкой. Они не понимают, что в Four Seasons ­потолки восемь метров и площадь этой стены метров пятьдесят. И она красиво смотрится. Но они были очень упорные. Хотим — и все. Каждый месяц при этом дизайн менялся, после того как они в очередном новом отеле побывали. Подсветка в полу, венецианская штукатурка на стенах, дорогущие матрасы. Я им на начальном этапе пыталась что-то советовать, но они на все реагировали: «Нет, а мы хотим вот так». Диваны Provasi они хотели обязательно, потому что такие в Four Seasons. И они, даже понимая, что на них неудобно сидеть, не хотели ничего другого. Через два года я им позвонила и спросила, как дела, они ответили, что в этой квартире были пять раз, им не нравятся диваны и они их выкидывают. Притом что один такой диван стоит от 50 тысяч евро. Еще там была сейфовая комната — треугольная, спрятанная в гардеробной за большим зеркалом. И, чтобы повесить зеркало, нам пришлось делать бронированную дверь, просто из-за веса этого зеркала, все другие двери отваливались».

 

О зеркальной комнате и аквариуме в полу

«Молодая пара попросила одну комнату полностью зеркальной сделать: потолок, стены. А в полу аквариум с рыбками. Я уверен был, что это спальня. Спрашиваю: «Куда кровать ставить будем?» Они такие: «А это не спальня. Это столовая». Я довольно долго их убеждал, что для столовой это уж точно не самая лучшая идея, а их главным аргументом было: «Нам нравится смотреть, как люди едят». Золото и лепнина сейчас редко встречаются, ­теперь новая беда — сделайте мне модно. При этом о размерах квартиры, планировке никто не думает . Мне сказали как-то: «Мы хотим кровать на возвышении, под потолком, чтобы туда лестница вела. Мы только что в такой жили в Париже». — «Ребята, у вас потолки с меня ростом, вы башкой будете об эту кровать биться». Они недоверчиво посмотрели и пошли искать другого архитектора, который их мечту воплотит».

 

О буддийском монастыре, мозаике с обнаженными женщинами и алтаре

«Сейчас я делаю квартиру для молодого человека. Сначала он хотел делать трехкомнатную семейную квартиру, он собирался жениться и ребенка заводить. Потом он решил, что это будет тусовочная квартира. Мы там положили аж три слоя звукоизоляции. А сейчас молодой человек начал заниматься медитацией, правильным образом жизни, и теперь мы переделываем квартиру тусовщика в буддийский монастырь. Исчезли все мозаики с обнаженными женщинами, теперь это мозаики с национальными восточными мотивами. А на месте садика для выращивания травы теперь алтарь и место для медитации».

 

О любви к антиквариату, хрустальных вазах и плитке Versace

«Как-то мы делали квартиру на Страстном бульваре в новом доме. Метров 400. Гигантские окна, куча отдельно стоящей мебели. Все богато. В ванной плитка Versace с Медузой горгоной. При этом остатки плитки хозяйка пыталась в ма­газин обратно сдать. Крови нам тетка много выпила. Она очень много ездила в Лондон и все время тащила оттуда мебель антикварную: тумбочки, столики. И скульптуры еще. Припирала нам и требовала, чтобы ей это вписали в ин­терьер: «Я же купила! Как!» А то, что это со стилем ее квартиры и между собой ­вообще не сочеталось никак, ее в принципе не волновало».

 

О золотой люстре, собачьей спальне и карете

«Заказчица одна была — такая респектабельная дама лет пятидесяти. Она всю квартиру делала — как музей: везде золото, красные бархатные шторы, золотые стулья, зеленый малахитовый столик, люстра золотая. И у этой заказчицы была главная слабость — ее ­собака. Мерзкая такая, трясущаяся. Мы делали для нее специальную комнату. Розовые обои, золотые двери. И еще она хотела конуру. Это должна была быть кровать и домик, «где она могла спрятаться». В итоге это закончилось тем, что она принесла нам рисунок кареты. Как в мультфильме «Золушка». Уже не помню, как звали эту собаку, ну, пред­положим, Микки, и она такая: «Хочу, чтобы Микки жила как принцесса». — «Да-да, ­потому что, как известно, все принцессы живут в каретах». Довольно сложно было не рассмеяться. Ну в итоге делали на заказ такую кровать: карета с ок­на­ми, а внутри пуховые подушки и золотая поилка».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить