перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Это будет именно что Манхэттен» Эмин Агаларов о планах открыть Америку в Мякинино и Дэвиде Линче

Ради «Крокус Сити» семья Агаларовых открыла первую в Москве частную станцию метро, а через 10 лет обещает построить в Мякинино город-спутник из 14 небоскребов. Екатерина Дементьева поговорила с поющим ­девелопером Агаларовым-младшим о будущем «Крокуса».

архив

Эмин Агаларов представляет собой международный тип кронпринца богатой им­перии: может позволить себе поп-карьеру, строит дома в Азербайджане, занимается модой в Москве, изображает простого парня на лавочке в Нью-Йорке

— Я отнюдь не завсегдатай «Крокус Сити Молла» и в принципе не могу себе это позволить. Поэтому совсем не понимаю, зачем маркам вроде Lanvin и Céline продаваться на МКАД?

— На самом деле схема проста: открывается одна высокая марка — Chanel или Prada. Это такой локомотив, за которым следуют остальные бренды. Проблема всегда в том, что никто не хочет быть этим локомотивом.

— А этих первых как приманить? Пустить их бесплатно?

— Им можно дать бесплатную площадь, но они все равно придут только туда, где есть гарантированный оборот. То есть, допустим, Prada хочет торговать — условно — не меньше 50 тысяч долларов с квадратного метра в год. Поэтому они не откроют магазин там, где, по их мнению, этого не произойдет. Если серьезно, перед появлением Prada или Chanel в «Крокус Сити Молле» прошли не один, не два, а пять или семь лет плотных переговоров, практически ежемесячных встреч. В нашем случае сильным локомотивом был монобренд Prada. С Миуччей я не знаком, вел переговоры с ее мужем Патрицио Бертелли. Фишка была в том, что они искали флагманский магазин в центре, а я сдавал в аренду тогда наш Crocus Multibrand в Столешниковом. Но моим принципиальным условием было, что эту площадь они получат, только если еще откроются в «Крокус Сити Молле». И это сработало. Притом этот инструмент — Столешников — мы долго создавали, накапливали. Мой отец Арас Агаларов начинал еще в девяностые, открыл магазин площадью 200 метров. Сейчас это 2000 метров: Prada, Miu Miu и наш ресторан Nobu. И это пространство год за годом понемногу собиралось из коммунальных квартир.

— Prada, как я понимаю, открылась в прошлом году. А до этого как вся эта махина существовала?

— Смотрите, «Крокус Сити Молл» строился в 2001 году. До этого у моего отца в Мякинино уже был успешно работающий магазин «Твой дом». Проект «Крокус Сити Молл» был достаточно амбициозным, но многие рассуждали примерно как вы: это МКАД, здесь нет ничего, кроме заправок, зачем сюда ездить за высокими марками. Отец поставил задачу — заполнить «Крокус Сити Молл» арендаторами, сделать эту модель финансово эффективной. К запуску я успел самостоятельно открыть порядка двадцати магазинов— Sergio Rossi, Céline, другие марки такого плана.

— На фасаде «Крокус Сити Молла» написано «Э. и А. Агаларовы. 2002» — как в каком-нибудь зале в Метрополитен-музее. Вы фанаты Америки?

— Сначала только «А» значился, «Э» отец уже потом распорядился повесить. Я не сразу в этот бизнес пришел, у меня было свое дело. Лет в 18 я арендовал небольшое помещение на Манхэттене и открыл магазин. Так что мне уже до «Крокуса» было понятно, как это все работает, как формируются заказы, какой должен быть средний чек, чтобы хоть какая-то была жизнь.

 

— А в этом кусочке на Манхэттене вы что продавали?

— Я продавал обувь, параллельно открыл интернет-магазин, где продавал советские часы — «Ракета», «Полет». И фотоаппараты. Вообще в Америку я попал в 15 лет, пошел в обычную школу в штате Нью-Джерси. Потом четыре года учился в университете на бизнес-менеджменте. Были разные способы зарабатывания денег, в том числе eBay. Сперва купил в аэропорту Шереметьево на сто долларов десять часов, продал их за триста. Потом мы вывели eBay на постоянные 1500 аукционов в неделю, я там значился пауэр-селлером. Весь товар в гараже хранил, сам фотографировал. Но оборот был примерно 30–40 тысяч долларов в месяц. Поэтому я в 18 лет уже сам покупал себе машины. Хотя не покупал бы, конечно, если бы родители не оплачивали мне жилье и университет.

— Вы как воображаете свою аудиторию, какими словами вы ее описываете?

— Все очень просто. Мы описываем себя. Все наши объекты в первую очередь должны нравиться нам самим, и тогда, скорее всего, они будут нравиться и другим.

— То есть вы и в школе ходили не в конверсах там и в майке с Куртом Кобейном, а сразу покупали итальянские сорочки в Bergdorf Goodman?

— Нет, в Bergdorf Goodman ходила моя мама и ходит до сих пор. «Крокус Сити Молл» — это больше как Bal Harbour в Майами. Мы туда когда-то ходили и удивлялись, как можно собрать под одной крышей такое созвездие брендов. А потом сами это сделали.

— 10 лет назад конкуренция у «Крокус Сити Молла» была маленькая. Но вы же наверняка подозревали, что пройдет 5 лет — и в центре начнут открываться роскошные универмаги — вроде ЦУМа и «Цветного».

— Да, и они могут и продолжать это делать. Сегодня мы имеем 180 бутиков в «Крокус Сити Молле», у нас стопроцентная заполняемость. Сбор с квадратного метра самый высокий из всех объектов компании. Никто этого не понимает, многие скептики говорят, что у нас не так много народу, но зато ведь и аренда как в Столешниковом переулке сейчас. Только дело происходит на МКАД и речь идет о площади в 62 тысячи квадратных метров. Вообще наша концепция гораздо шире. Мы стремимся создать на территории «Крокус Сити» — getaway, некий Лас-Вегас. Метро мы здесь уже построили, а сейчас строим фактически новый город-спутник. Полтора миллиона квадратных метров, 14 небоскребов, концертные площадки, десятки ресторанов. Самый большой торгово-развлекательный комплекс Vegas со всем интертейнментом, первый в России детский парк развлечений Kidzania, самый крупный кинотеатр в стране, океанариум, ледовая арена. Выставочный центр, гостиницы, яхт-клуб со своими причалами, лодки. Это я еще перечислил небольшую часть того, что мы планируем сделать.

 

— То есть это как съездить в Америку, но только за полчаса.

— Совершенно верно, Америка, только близкая. И я не поверю, что кому-то будет неинтересно на это посмотреть. Не обязательно, чтобы люди приезжали в «Крокус Сити» каждый месяц, они могут приезжать сюда раз в год или два раза в год, и этого достаточно.

— Звучит захватывающе, но ведь в Москве есть отчасти похожий проект — «Москва-Сити», а люди так и не привыкли ездить туда погулять в выходные.

— У этого есть очень простое объяснение — у «Москва-Сити» не было одного девелопера; соответственно, не было одной концепции. Поэтому каждое здание расположено на разной высоте. Вы не можете просто гулять, вам все время надо ходить по каким-то лестницам вверх-вниз, и вы всей эффектности «Москва-Сити» в принципе не видите. Потом дороги спроектированы так, что не понятно, куда заехать и куда выехать. У нас другая концепция. Это будет именно что Манхэттен. Во-первых, мы поделили это все на ровные улицы, к которым мы добавляем паркинг на десять тысяч машино-мест, вот он уже строится над метро. То есть мы начали с инфраструктуры, полностью придумали содержание и только потом добавим к ней большую архитектуру, а не наоборот.

— Напротив ЦУМа есть дешевый бар, вокруг «Цветного» ошиваются пьяницы с бульвара. Там есть жизнь. У вас вокруг — парковка и люди в солидных пальто. Я правильно понимаю, что вам ближе азиатский подход: скорее сделать островок роскоши на пустыре, чем иметь дело с реальностью?

— Нет, мы как раз хотим отойти от того, что «Крокус Сити Молл» — это дорого, не хочу, не надо. Поэтому и строим рядом Vegas, где будет порядка 50 ресторанов, 450 арендаторов, таких как H&M и Zara. Людей будет больше и больше, и каждый раз они будут удивляться тому, что у нас новые бренды, новые коллекции, тепло, тропический климат, правильная влажность, поют птицы, пять тысяч тропических растений, чего нет в городе.

— А что было дороже — сделать станцию метро «Мякинино» или десять лет подряд поддерживать этот сад?

— Все это недешево, конечно, стоит, но для нас дело не в деньгах. Что касается сада, все действительно по уму сделано: растения высажены в настоящей земле, у нас работают профессиональные ботаники уже 10–12 лет. Но ведь не только за растениями тяжело следить.

— А скажите, вот птички маленькие, которые летают в «Крокус Сити Молле», это случайность или вы им сделали гнездовья?

— Нет, чистая случайность, когда делали остекление в «Крокус Сити Молле», некоторые птицы остались внутри, и вот они до сих пор размножаются, живут. И мы их подкармливаем.

— Бывали случаи, когда какая-нибудь птичка портила шубу какой-нибудь благородной даме?

— Я не слышал о таких историях, но даже если это случится, думаю, ничего страшного. Это жизнь.

— Я еще хотела спросить про вашу музыкальную карьеру. Вот вы целый день решаете вопросы, покупаете новые участки, обсуждаете строительство небоскребов. А потом приходите домой, берете гитару в руки и начинаете петь о любви — или как это происходит?

— Ну обычно к моменту, когда я прихожу домой, у меня уже в полном разгаре репетиция. И вот я сегодня тоже приду домой в 19.00 или в 19.30, когда освобожусь, переоденусь в джинсы, в кроссовки, в майку, подойду к микрофону, надену свои мониторные уши и буду петь.

— А можете про Дэвида Линча рассказать? Он, кажется, фанат вашей песни «All I Need Tonight».

 

Та самая песня

 

 

— Вы знаете, я с ним лично не знаком. Поэтому рассказать ничего интересного не смогу. Он каждый год делает благотворительный сборник, вставляет туда популярных артистов или музыку, которую он бы сам рекомендовал, грубо говоря. И это некий компилейшн из 20–30 песен. И мой менеджер ему года два назад отправил эту песню, и команда Линча включила ее в свой сборник. Он написал на своем сайте обо мне. А потом так проникся проектом, что решил выдвинуть меня на премию «Грэмми» в качестве лучшего нового артиста.

— Он сам?

— Да, сам. На что он попросил у меня письменное разрешение, письмо прислал, не буду ли я возражать, если он это сделает. Я, естественно, ответил, что, господин Линч, я буду только счастлив.

— Ну с Де Ниро вы наверняка теперь уже хорошо знакомы?

— Мы вместе делаем сейчас второй Nobu. Он будет между Vegas и «Крокус Сити Моллом». Мы ведь изначально планировали строить не торгово-развлекательный комплекс, а самое большое казино в стране. В момент, когда мы начали это уже делать, вышел закон о запрете игорного бизнеса. Соответственно, первый Nobu открылся на Дмитровке, но мы продолжаем. Так что да, с Де Ниро мы партнерс энд френдс.

 

 

«Крокус Сити Молл», Москва, 66-й км МКАД, пересечение с Волоколамским ш., (495) 727 24 24 м.Мякинино

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить