перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Победители «Инновации» Бродский, Махачева и Мизиано

Александра Новоженова об итогах государственного конкурса современного искусства «Инновация».

архив

Ощущение от этой «Инновации» такое: после бури наступил покой. Поэтому если в прошлом году премии сопутствовали скандалы вокруг группы «Война», то в этом победило искусство примирительное и бело-серое. Такое, как работы Александра Гронского — самого «шведского» и пустотного нашего фотографа, который всем нравится и которому достались различные спецпризы.

 

Как всегда, обсуждают не за что дали, а кому. В основной номинации «Произведение визуального искусства» премия досталась Александру Бродскому. Что надо понимать как «дали Бродскому, а не Кузькину, потому что Кузькину уже давали». Не так уж важно, что выигравшая номинацию «Цистерна» Бродского — это чисто декоративное произведение, которое практически никто не видел и которое было сделано для освоения нового (пусть действительно впечатляющего) выставочного пространства в помещении пустующего коллектора. Правда, Бродскому уже тоже давали — премию Кандинского в прошлом году, но Бродский с его «качественными» инсталляциями — фигура очень удобная и примирительная. После «Войны» самое то. Про остальных номинантов в этой категории даже говорить нечего: Витас Стасюнас и «МишМаш» — это истории настолько вялые и поверхностные, что выглядели просто статистами при основных претендентах.

 

В номинации «Кураторский проект» Деготь премию уже давали, поэтому она досталась Виктору Мизиано. Хотя проекты (у Деготь «Аудитория Москва», а у Мизиано «Невозможное сообщество») одинаково весомые. И «Спальный район. Открытый урок» — проект Андрея Самодурова и Марины Звягинцевой по интеграции искусства в реальную школу — совсем не выглядел в категории стаффажным номинантом. Еще один номинант в кураторском проекте, которого, как ни печально, не могли не обойти, но которого стоит упомянуть, — петербургский исследователь и куратор Олеся Туркина, со своим делом жизни — некрореалистами, чью исчерпывающую ретроспективу она показала в ММСИ. Концепции, естественно, всегда злободневнее монографий — и ее же каталог к выставке «Некрореализм» в категории «Теория, критика, искусствознание» уступил книге Андрея Фоменко «Советский фотоавангард и концепция производственно-утилитарного искусства».

 

В проекте «Новая генерация» победила Таус Махачева— самая «правильная» в самом европейском смысле художница: она ставит «правильные» вопросы и пользуется самыми «правильными» методами — в гендерно-озабоченном смысле слова. Ей и дали — потому что не дали Кандинского, ну и вообще потому что она молодец. Вообще, молодая генерация выглядела раз в 10 умней, чем «взрослое» «произведение визуального искусства». Может, потому что новая генерация не особенно упиралась в эту самую «визуальность».

Что касается самой церемонии, то публика напряженно считала, сколько раз будут упомянуты Pussy Riot — что случилось только единожды в самом начале. Отметились и забыли, поехали дальше вручать премию Зурабу Церетели за инновационные организаторские способности. За окнами на морозе плясали статисты в белых комбинезонах —  все жалели их, потому что было холодно, а некоторые  даже увидели в этом зловещий намек на забавы крепостнических времен, нехорошо характеризующий госпремии и вообще все, что бывает с приставкой «гос».

Выставку номинантов премии «Инновация» можно увидеть в ГЦСИ до 1 мая

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить