перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Москва глазами иностранцев Бразильский менеджер о расовых и гендерных предрассудках, парках и лучшем в мире метро

Раз в две недели «Афиша» разговаривает с московскими экспатами, которые по-своему смотрят на достоинства и проблемы города.

архив

Жамерсон Алвес

Откуда приехал: Ресифи

Кем работает: менеджер в LinguaLeo

 

«Я работаю в компании LinguaLeo, сервисе по изучению английского языка, в этом году он запустился и в Бразилии, поэтому в команду привлекли специалистов из этой страны, а я попал на эту работу по программе AIESEC. Я приехал сюда всего на полгода, но получил хороший опыт — когда вернусь, смогу перебраться из Ресифи с Сан-Паулу и продолжать там работать в LinguaLeo.

Все мои ожидания относительно поездки в Россию основывались на отзывах моих знакомых, которые здесь уже были, — и все они были крайне положительными. Мои знакомые были в Омске, Новосибирске, каких-то сибирских городах, но в Москве или Петербурге никто не был. Мои друзья, которые тоже получали работу через AIESEC, были волонтерами в социальных программах в этих городах. Например, мой друг, который приезжал в Омск, должен был там пробыть месяц, но остался на более долгий срок, так ему понравилось. Но когда я приехал в Россию, мои впечатления оказались совершенно не такими, как я ожидал, слушая отзывы друзей. 

С моим приездом вышла забавная история. Я прилетел во Внуково и доехал на аэроэкспрессе до метро, на «Киевской» меня должна была встречать местная знакомая — она сказала: «Давай встретимся на платформе, где поезда ходят». Тогда я не знал, что тут три ветки, а у меня было три тяжеленные сумки, а там еще и эскалаторы не везде — мне приходилось карабкаться по лестницам туда-сюда. Когда я со своими сумками забрался на эскалатор, то заблокировал проход, на меня все начали кричать — пассажиры, полицейский, женщина-дежурная, а я же не понимал русского, не знал, что они от меня хотят. Толпы все росли и росли, а я так и не мог встретить знакомую. У меня был ее телефон, но я не мог позвонить — телефон не работал в роуминге. Я стал просить у прохожих телефон, но все они говорили: «Нет. Нет. Я не знаю», потом нашел телефонную будку, опустил туда деньги, но она не работала. Я проторчал в метро уже больше четырех часов и решил все же выйти — пошел в «Европейский» в поисках интернета, там нашлась знающая английский девушка в турагентстве, и мы наконец нашлись с моей знакомой.

 

 

«Многие мои московские друзья говорят о том, что никогда не видели геев и никогда не слышали о том, что кто-то гей»

 

 

На работе я чувствую много ответственности: я менеджер по развитию сервиса в Бразилии, в этом задействованы деньги, человеческие ресурсы, есть определенные ожидания инвесторов. До того как я приехал сюда, я не знал, что LinguaLeo — такой важный бизнес в России, один из главнейших стартапов, у кого бы здесь я ни спрашивал, все его знают. В общем, сервис в Бразилии просто обязан тоже стать важной штукой. 

Но, если честно, главный вызов заключался для меня не в работе, а в приспособлении к русской культуре. Столько всего в ментальности здешних людей мне неблизко, некоторые вещи я просто ненавижу, но постоянно стараюсь в себе это преодолеть, пытаясь объяснить все это тем, что я обязан уважать чужую культуру и не имею права говорить, что моя культура лучше какой-то другой. Я стараюсь читать новости и статьи, чтобы лучше ее понять. У русских множество предрассудков по части расизма, гомосексуализма, религии, жителей различных регионов России. Я вижу постоянную дискриминацию самых разных групп людей. Сначала я думал: что с людьми, они что, все глупые или такие дремучие? Как они могут вообще думать таким образом? Потом я понял, что Россия столько лет прожила в полной закрытости относительно других стран, столько лет люди имели правительство, которое принимало жесткие решения, что все просто к этому привыкли и стали думать так же. 

Вот например. Мой друг индиец, который тоже живет в Москве, однажды в метро разговаривал со своим знакомым на хинди — какой-то человек стал кричать ему, что он обязан говорить на русском, раз он приехал сюда. Я сам не сталкивался с таким открытым проявлением расизма, но когда искал квартиру, то очень многие хозяева говорили, что не будут сдавать квартиру нерусским или людям, у которых не белая кожа, даже европейцам. 

Что касается предрассудков относительно геев, я нашел информацию в интернете, что 74 процента людей в России не готовы воспринимать геев как равноправных членов общества и только 16 процентов не имеют ничего против. Среди молодых людей эта цифра составляет 21 процент. А в Бразилии положительно относится к геям 67 процентов молодежи. Многие мои московские друзья говорят о том, что никогда не видели геев и никогда не слышали о том, что кто-то гей. Некоторые говорят, что их надо лечить. 

Еще я считаю нарушением гражданских прав то, как полиция обращается с людьми некоторых национальностей, например с кавказцами. Обычно русские люди во всем винят именно их, называют террористами. Это настолько засело в их мозгах, что они просто передают это мнение из уст в уста и при этом даже ни разу не общались с людьми из этих регионов, не были там и ничего не знают об их культуре. 

Отношения между мужчинами и женщинами здесь тоже, по-моему, очень странно воспринимаются. Есть большая разница между ролью мужчины и женщины в обществе. Многие женщины получают деньги от своих мужей, не работают или работают очень условно, а мужчина обеспечивает семью. А если ты говоришь, что у женщины те же права, что и у мужчины, то в качестве ответного аргумента звучит: надо соблюдать традиции. Например, я спрашивал некоторых своих друзей: «Вы бы проголосовали за кандидата в президенты — женщину?» — и они отвечали нет или как минимум «Да, если бы не было мужчины лучше», причем так отвечали и женщины. 

 

 

«Российское мясо ужасное и при этом дорогое. Я ел мясо в баре, пытался покупать его в магазине — все не то, поэтому беру курицу, лосось, научился есть гречку»

 

 

Что касается Москвы, то сам город я очень люблю, тут самое красивое в мире метро. По выходным я хожу в клубы «Гадкий койот», Crazy Daisy — в Бразилии же большая проблема найти клуб, который работает в воскресенье. Я могу пойти в супермаркет — да куда угодно: здесь днем и ночью все работает. А еще я не ожидал, что зимой все функционирует совершенно нормально, ничего не замирает, люди работают так же быстро. Люди зимой и летом ведут себя по-разному: зимой они не разговаривают друг с другом в метро, даже если они друзья — а сейчас все постоянно общаются, стиль одежды меняется, гораздо больше событий происходит в городе, все везде ходят и вообще чувствуют себя счастливее.

 Я люблю парк Горького и вообще московские парки, мне кажется, это самое сильное место города. В моем родном городе есть только один парк, и он и то значительно меньше, чем те же «Сокольники». А я люблю быть на природе, красивые виды, гулять по набережной. 

Русская кухня мне не нравится: в том же «Му-му», где традиционная еда, на мой вкус, все очень легкое. Вы любите чай, супы, блины, салаты, а в Бразилии все едят мясо. Но те же пельмени — их я варю себе дома, когда ленюсь, — я ими не наедаюсь. Русские вообще очень худые и подтянутые, наша же пища менее здоровая, зато более сытная. Когда я езжу домой, я каждый раз поправляюсь на три килограмма, а потом опять сбрасываю. Российское мясо ужасное и при этом дорогое. Я ел мясо в баре «СПБ», пытался покупать его в магазине около дома, все не то. Я покупаю курицу, лосось, научился есть гречку. В столовой рядом с нашим офисом ты можешь сам подходить и выбирать блюда: их тебе накладывают так, что ты не можешь выбрать сам, сколько положить, это странно».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить