перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Своя игра

архив

Московский гость

Он, собственно, спросил, где ближайшая заправка. Мы с девушкой сидели ночью в кофейне на Конюшенной. Парень лет двадцати с чем-то, внешности неприметной, но не отталкивающей, со спортивной осанкой, зайдя в кафе, направился к нашему столику. И спросил, где заправка.

Андрей Зеленый оказался в Петербурге впервые. Приехал из Москвы – на матч по мини-футболу во второй лиге. Белый

микроавтобус с его командой застрял на углу Конюшенной и Невского, а водители, сволочи, отказываются отлить горючего за так. Денег тоже почти нет, и вот мини-футболисты разбрелись по району в поисках бензина. А ведь в полвосьмого на поезде приезжает тренер Михалыч, и его надо встретить. А в семь вечера – матч в ДК им. Ленсовета, важный матч, почти решающий.

В общем, я дал Андрею Зеленому триста рублей – уж не знаю почему. Он обещал вечером отдать. Да и вообще, надо помогать ближнему. Андрей дал два своих телефона – мобильный и домашний, в Орехово-Борисове. Потом он решительно присел за стол. Ниже – подлинная история Андрея Зеленого, рассказанная им самим (с сокращениями).

В 16 лет совсем еще зеленый Андрей загремел на полгода в Бутырку. По малолетке, по дурости: помогал орехово-борисовскому вору грабить вагон с сахаром, стоял на стреме, и их сцапали.

Когда срок уже подходил к концу, в камеру зашел опер с каким-то мужиком в костюме. И предложил сыграть в футбол с дворовыми пацанами. Андрей и сокамерники удивились, но отчего не сыграть – сыграли. Проиграли 4:0. Дворовые, правда, сильно прессинговали, а опер велел руки не распускать – так что не совсем честно получилось.

Потом история забылась – но перед освобождением Андрея и его друзей опер вызвал к себе. Мужик в костюме снова был там. «Пацаны, – сказал он, – вы выходите на свободу. Скорее всего, пойдете по дурной дорожке. Но у вас есть шанс. Я хочу научить вас играть в мини-футбол. Вам будет нелегко. Придется отказаться от многого из той свободной жизни, по которой вы истосковались. Но обещаю: не пожалеете».

Следующие несколько месяцев Михалыч (а это, конечно, был он) обучал бывших заключенных премудростям мини-футбола. А однажды привез их в спортзал и запер. Через полчаса гнетущего ожидания вошли молодые люди в костюмах и несколько мужчин. Один из них оказался министром спорта Шамилем Тарпищевым. «Пацаны, – сказал Шамиль Тарпищев, – мини-футбол у нас только зарождается. Эти ребята, которых вы видите, – команда «Дина», которая только что победила в Барселоне. Они гордость страны. Но вот проблема: в России нет второй лиги. Если вы согласитесь, мы сделаем из вас первую команду второй лиги, с вас все начнется – и Россия вас не забудет».

Министр ушел, диновцы пожали недавним преступникам руки, рассказали о житье-бытье. «Ну что, – спросил Михалыч, – согласны? Если да, первым делом мы поедем на неделю за границу, в Финляндию, там вы отдохнете». Разумеется, согласны. Тогда их отвезли в какой-то гараж дожидаться автобуса и заперли. Вскоре друзья уже начали нервничать. Наконец вошли двое в камуфляже: они принесли два чана с едой и молча удалились. Потом пришел Михалыч. «Пацаны, – сказал он, – я вас обманул. Вы не едете в Финляндию. Вы неделю будете сидеть здесь – без курева, без спиртного. Помните, в тюрьме я говорил, что будет нелегко? Вам надо отказаться от вредных привычек. Но вы не пожалеете». Михалыч заставил их подписать бумагу, на которой уже стоял некий корявый росчерк, что они-де согласны сформировать команду, а администрация Москвы что-то там им гарантирует. И ушел. И прошла неделя. Футболистов исправно кормили, но им и вправду было нелегко.

Через семь дней дверь распахнулась. Друзей отвезли в спорткомплекс. После того как они попарились в бане, появилась дюжина девушек в халатиках. Одна из них отвела Андрея к бассейну и достала презерватив. «Погоди, – сказал Андрей. – Я так не могу. Скажи, тебе заплатили?» И девушка под нажимом разоткровенничалась. Оказывается, она и ее подруги – неудавшиеся спортсменки. Им платят, чтобы они «снимали стресс» спортсменам. Упоминались имена ранга Марата Сафина. Она занимается этим уже 6 лет. А сейчас ей 18… Андрей был в ужасе. Он заглянул в парилку – и увидел оргию. Раздался звук шагов. «Меня накажут», – взмолилась девушка. Тогда Андрей разделся, разорвал и бросил презерватив – в общем, сделал вид, что все прошло как надо.

Михалыч вручил им по сумке. Там была одежда, каждому точно по размеру, от белья до темных костюмов. Теперь их отвезли в шикарный ресторан на Тверской. На столе – салатики, балык… За столом и произошел серьезный разговор. Михалыч рассказал, что «дворовые пацаны» на тюремном дворике на самом деле – его прежние ученики, маменькины сынки, которые мечтали только о заработках. Он решил их проверить, поставив против неопытных заключенных и, увидев, как они позорно нарушают правила, разогнал. А сила воли юных преступников ему приглянулась. Он понял, что они, прошедшие через ад, – настоящие бойцы. Он обрисовал им перспективы, он рассказал, что росчерк на бумаге, что они подписали, – подпись Юрия Лужкова…

Тут Андрей Зеленый отвлекся и начал рассказывать о тюрьме. Я узнал, как надо входить в хату. Кто спит на шконках, а кто – на «пальме». Как живет смотрящий по «галере». Как баландер передает малявы. Как Андрею помогло знакомство с безносым вором Мухомором. Как он обыграл в очко опытного шулера, воспользовавшись советами старика, который когда-то кормил его, мальчишку, конфетами и учил жизни. Как у его друга выковыривали заточкой из руки пулю, чтобы проверить, пацан он или должен отправиться к тряпке – или, того хуже, к «обиженным»…

Мы прервали Андрея около семи утра. Он, не делая пауз, говорил уже три с половиной часа. Его рассказ изобиловал мелкими деталями и хлесткими репликами. Он вживался в образы воображаемых собеседников. Рассуждая о воле, извинялся за «блин»; вспоминая тюрьму, переходил на мат…

Мы вышли на улицу и прошли до Мойки. По пути Андрей попросил телефон и рассказывал невидимой Насте в гостинице «Октябрьская» о том, как встретил реальных питерских людей.

Потом он отдал мне триста рублей: бензин уже нашелся.

Потом попросил подождать с ним белый микроавтобус.

Потом неожиданно для москвича назвал Конюшенную Желябова и начал нервничать.

Потом зачем-то сообщил, как ненавидит телефонных воров.

Потом медленно удалялся по переулку с моим телефоном в руке.

Уже стоя на углу с Конюшенной, Андрей Зеленый крикнул: «Стасик! Не идет микроавтобус?»

И исчез за углом навсегда.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить