перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Сапрыкин о духе времени All you need is like

Что приходит на смену пиару.

архив

Со времен книги «Generation П», экранизацию которой как раз сейчас показывают в кинотеатрах, принято считать, что все вокруг пиар. К пиару сводится любая публичная активность и даже ее отсутствие: фотографии Ксении Собчак занимают половину страниц лю­бого журнала, потому что у нее пиар такой, фотографий Пелевина не существует, потому что у него пиар такой, Путин ездит на желтой «калине» — это пиар, Ходорковский садится в тюрьму — это тоже пиар, и солнце встает, и весна сменяет зиму — потому что пиар, пиар, пиар.

Исходная пелевинская концепция предпола­гает, что под иллюзорным покрывалом пиара скрывается шершавая реальность: все заняты однообразной и не очень привлекательной деятельностью (пилят бабло), но периодически надевают какую-то маску — крепкого хозяйственника, пламенного революционера или расфуфыренной фифы — и выкидывают не свойственные им трюки, чтобы привлечь к себе внимание других субъектов распила и тем самым упрочить и углубить процесс пиления. То есть если Навальный борется с коррупцией — это пиар такой, а на самом деле он агент ЦРУ (проект «Справедливой России», марсианский шпион, рвущийся к власти ворюга и кровопийца — ненужное зачеркнуть). Естественное следствие такого взгляда на вещи — всеобщий цинизм и недоверие (см. песню Шнурова «Химкинский лес»): everybody lies, никого не жалко.

 

 

«Политические силы придумывают статус, за который можно получить максимум лайков»

 

 

Но есть ощущение, что это уже не работает. Речь не о том, что все революционеры и фифы — искренние и последовательные ребята и в их честности нельзя усомниться. Скажите, кто-то правда считает, что Навальный борется с коррупцией ради пиара, а на уме у него совсем другое? Навальный, Собчак, президент Медведев, группа «Война», авторы проекта «Поэт и гражданин» и все хоть сколько-то заметные персоны делают то, что они делают, без всякого двойного дна: Собчак фотографируется, «Война» обливает ментов мочой, а Медведев радуется новому айпэду не потому, что это им нужно для раскрутки, — только это и есть смысл и содержание их деятельности. Увидеть в этой деятельности миссию, большой и цельный сюжет тоже не получается: они занимаются своим делом не ради пиара — но и не ради утверждения какой-то вечной истины. А затем, чтобы им ставили лайк.

Последовательная политика, основанная на цельной и непротиворечивой идеологии, постепенно отмирает: более-менее все политические силы выступают за все хорошее и против всего плохого и действуют по ситуации, то есть придумывают в каждый отдельный момент статус, за который можно получить максимум лайков. Вот упомянутый выше «Поэт и гражданин». Смысл его не в том, чтобы открыть новые истины, а в том, что это смешно, поэтому люди нажимают на лайк и делают ретвит. А снятие роликов с эфира так раздражает всех не потому, что это наступление на свободу слова (кого она, если честно, волнует), а потому, что это делается по каким-то сложным долгосрочным соображениям, которым невозможно поставить лайк. Или группа «Война» — при всем уважении к тому, как самоотверженно они бросаются лбом на стенку, — зачем они идут драться с омоновцами с годовалым ребенком на руках? Потому что это подрывает основы полицейского государства? Или дает юным активистам пример, как себя вести? Или решает любые другие политические проблемы? Боюсь, резон здесь только в том, что из этого получатся крутые картинки, которым будут ставить лайк. И всем же понятно, что ребенку луч­ше было бы остаться дома и послушать сказку, — но сидеть дома с ребенком не круто. Эту картинку не перепостят. Анлайк.

Иллюстрация: Юлия Якушова

Исчезновение «Поэта и гражданина» хуже, чем цензура. Это анлайк.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить