перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Гражданская журналистика Твиттер вместо информационных агентств

В первые часы после теракта в Домодедово стало окончательно ясно, что твиттер опережает традиционные СМИ — в том числе по скорости распространения слухов и откровенной неправды. «Афиша» поговорила с корреспондентами, которые занимались тем, что пытались собрать объективную картину случившегося из тысяч сообщений в твиттере.

архив

Фотография: скриншот твиттера пользователя likhtenfeld, который процитировали сотни новостных лент и десятки тысяч блогов — Илья Лихтенфельд написал о взрыве раньше «Интерфакса»

 

 

24 января примерно в половине пятого вечера раненый в ногу таксист Андрей Абросимов сообщил по рации коллегам о том, что в Домодедово произошел взрыв. Примерно тогда же об этом написал в своем твиттере предприниматель Илья Лихтенфельд, которому позвонили его сотрудники, обслуживающие кафе в аэропорту. Еще кто-то позвонил из аэропорта на радио «Сити-FM» — ведущие передали в эфир новость, не подтвержденную ни одним информационным агентством страны. На несколько часов твиттер превратился в чуть ли не единственный источник сведений о теракте. Там появились первые фотографии из Домодедово и ссылки на видео — но там же были сведения о втором взрыве, о дыме в Шереметьево, о семидесяти трупах, о подпрыгнувшей крыше аэропорта и о том, как раненых не могут увезти в больницу, потому что таксисты требуют 30000 рублей за проезд до города, а волонтеры, готовые развозить пассажиров бесплатно, заблокировали движение и не пропускают машины скорой помощи. «Афиша» поговорила с редакторами новостей, которые фильтровали этот поток информации.

 

[альтернативный текст для изображения]

Артем Ефимов

редактор раздела масс-медиа Lenta.ru

Следить за происходящим в Домодедово удобней всего было с помощью специальной странички на Lenta.ru, куда стекалась вся информация, попадавшая в СМИ и интернет, — наполнял ее как раз Ефимов

«Изначально наш отдел мониторинга новость о взрыве заметил в твиттере, мы начали звонить в Домодедово, где было занято. Пока проверяли, новость вышла на rian.ru, и в 17:15 я сел вести на сайте хронику, мониторя основные агентства и сообщения по хештегу domodedovo в твиттере. Сообщения про безумства таксистов и т.д. в хронике были, но я помечал, что это неподтвержденные новости из твиттера, за которые нельзя ручаться. Первые час-два-три после теракта происходит огромный выброс информации, и в это время не до проверки каждой новости, главная задача — собрать все что есть. Твиты транслируют общее состояние, но не конкретные факты — они и не могут их передавать. Но кто бы что ни рассказывал про информацию о том, что нам больше не нужны журналисты, надо понимать, что все эти сообщения — только сырье.  Не было бы журналистов — диапазон количества трупов был бы сейчас от трех до ста пятидесяти».

 
[альтернативный текст для изображения]

Илья Варламов

блогер, фотограф

Узнав о взрыве, Илья помчался в аэропорт и уже не в первый раз оказался на месте событий одновременно с первыми корреспондентами. И уже не в первый раз все предпочли получать информацию именно из его твиттера

«Как и вокруг любого трагического события, вчера было много истерик. Надо понимать, что много людей, которые пишут в твиттер, к событию никакого отношения не имеют. Сидит кто-то за компьютером, читает-переживает, ему скучно, и вот начинаются сообщения о том, что все обрушилось, о тарифе в 20000 рублей за поездку до метро и так далее. Когда в 2004 году в Москве случился блэкаут  было то же самое, ходили слухи о мародерах и о том, что все сгорело, только распространялось это по телефону. Ничего не изменилось, в общем-то. Твиттер не имеет никакого отношения к журналистике  это метод коммуникации; раньше люди встречались на улице, теперь в интернете. Раньше слухи распространялись во дворах и по телефону, теперь — с помощью твиттера. Все стало глобальней. А журналистика и традиционные СМИ готовят свои материалы, основываясь на официальных данных, иногда пользуясь твиттером и доверяясь ему в зависимости от своего профессионализма».

 
[альтернативный текст для изображения]

Айдар Бурибаев

редактор отдела новостей Gazeta.ru

Gazeta.ru сообщала новости чуть медленней остальных, зато их информации можно было доверять — там практически не было перепостов из твиттера. А ближе к ночи на их сайте появился подробный репортаж из аэропорта

«Твиттер вчера показал себя прекрасно. Потому что мы, как и большинство, узнали о взрыве оттуда. И только потом, уже дозвонившись до милиции, где нам подтвердили информацию, и увидев сообщения наших коллег из агентств, опубликовали новость. Потом в сети началось форменное сумасшествие, и все, конечно надо было фильтровать. Мы фильтруем информацию из социальных сетей по следующему принципу: мы не можем ничего публиковать, не выяснив, кто этот человек, и не подтвердив новость. Про тех же таксистов мы информацию дали со ссылкой на канал «Вести 24», в котором о них сообщил ведущий в прямом эфире — то есть мы получили подтверждение от официальных СМИ. Нельзя полагаться на гражданские медиа полностью. Надо верить своим глазам, своим корреспондентам, официальным, либо неофициальным, но своим».

 
[альтернативный текст для изображения]

Анонимный сотрудник rbc.ru

РБК первыми из СМИ написали о том, что таксисты в Домодедово требуют 25000 рублей за поездку до метро с ссылкой на собственного корреспондента в аэропорту

«Новость о заламывающих цены таксистах сообщил нам наш корреспондент. Как его зовут, я сказать не могу. Этих таксистов никто не сфотографировал и не видел? Хм, значит, мы тоже, скорее всего, узнали про это из блогов. Хотя нет, вы знаете, тут мне говорят, что эту новость действительно передал наш корреспондент. Нет, на работе его нет, как его зовут, я не знаю. И поговорить с ним тоже нельзя, до свидания».

 

Ренат Давлетгильдеев

шеф-продюсер телеканала «Дождь»

На «Дожде» первыми начали искать очевидцев и отправили своих корреспондентов в Домодедово, Институт Склифосовского и на Павелецкий вокзал. C 17.00 вели прямой репортаж — в том числе зачитывали в эфире сообщения из твиттера. Оперативнее других каналов освещали хронику событий — все это под странным логотипом «Optimistic channel».

«У нас абсолютно отсутствуют независимые информационные агентства, а все известные работают по старым методам и считают, что нельзя передавать информацию о чрезвычайных происшествиях сразу же — а не то начнется паника. В результате и получается, что микроблоги стали главным источников информации — писать туда классно, модно и просто. Мы постоянно мониторили все, что писали в интернете, — правда, давно привыкли к тому, что все, что написано в микроблогах, нужно делить на десять. Мы тоже в прямом эфире зачитывали сообщения о том, как террорист кричал «Я вас всех убью», и про то, что погибло не меньше 70 человек — конечно, с оговорками, что это информация из твиттера. Как повлиять на блогеров, которые моментально разносят непроверенные сообщения — на мой взгляд, ввести какую-то систему контроля невозможно. Блоги — это все-таки не СМИ, и цензуры здесь быть не может. Всегда появляются люди, которые выдают себя за очевидцев, а на самом деле просто хотят попиариться — вроде шутников, которые стали писать в твиттере с хештегом domodedovo сообщения о том, что при взрыве погиб дизайнер Артемий Лебедев. Это вопрос исключительно из области морали и внутренней этики».

 
[альтернативный текст для изображения]

Илья Васюнин

корреспондент телеканала «Дождь»

Оказался в Домодедово в 18.00 — тогда же, когда туда прибыли съемочные группы «Первого канала» и «Вести»

«У меня не было особенно времени читать твиттер — хотя я обо всем оттуда и узнал. Что касается самых распространенных слухов, которые подхватили даже серьезные издания, — ну, никаких таксистов, требующих 30000 р. за свои услуги, я не видел. Да и вообще, милиционеры в 6 часов вечера прогоняли всех частников с парковки, чтобы расчистить место для скорых. Сообщения в духе «Люди заперты в Домодедово» — это явно откуда-то из прошлой серии, из событий конца декабря. Самолеты летали, регистрация шла, экспрессы ходили. Что касается стены аэропорта, которая будто бы рухнула, и спасатели разбирают завалы, — я понял так, что в месте, где произошел взрыв, рухнул потолок. Но стену не разбирали. Ну и наконец еще один суперпопулярный ретвит — про неработающую рамку, которую будто бы привезли только вечером к приезду Собянина и Громова, — то рамка была с самого начала. Правда, ближе к вечеру она сломалась, и милиционеры стали с предельной тщательностью всех досматривать вручную — из-за этого и возникла довольно большая очередь».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить