перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Уличное искусство

«До легализации граффити так же далеко, как до легализации марихуаны»

Дома

Вслед за арт-центрами и прогрессивными магазинами к уличным художникам потянулись городские власти: последние пару лет в Москве чуть ли не каждую неделю рисуют на домах и прочих крупных постройках. «Город» выбрал 10 примечательных работ — и выяснил, как они были сделаны.

Waone «Парящий и пресмыкающийся разум»

Работа художника Вовы Waone в Люблино создана в рамках фестиваля «Лучший город земли»; Садовническая, 78

Владислав Стефанский, менеджер стрит-арт программы фестиваля «Лучший город Земли»«Эта работа была сделана в рамках нашего фестиваля, во время которого больше 70 художников из городов от Буэнос-Айреса до Новосибирска создали 150 арт-объектов, в том числе на фасадах 40 домов. До этого лета уличные художники с опасением относились к любому сотрудничеству с властью. Можно понять, почему — например, вспомнив истории о том, как муниципальные власти принуждали их рисовать героев советских мультфильмов в обмен на краску и тому подобные истории. В этом году согласованиями занимался Департамент культуры. Есть художники, которые желают рисовать в поездах, жить в своей атмосфере и ловить свой кайф. А если кто-то хочет увидеть свою работу размером в 700 кв. м., может обратиться к нам и взаимодействовать со средой по-своему».

Aske «The Key» 

 Работа «The Key» Дмитрия Aske создана в рамках фестиваля «Лучший город земли»; Орликов пер., 6

Дмитрий Aske: «Меня на фестиваль «Лучший город Земли» позвала Сабина Чагина — куратор художественной части мероприятия. Художников не ограничивали по темам, но эскизы необходимо было официально утверждать.

Если коротко, то моя работа с девушкой, держащей в руках ключ, символизирует решение задачи или проблемы. Вода, в которую погружена героиня, может трактоваться как рутина. Я рисовал один и закончил работу за семь дней, несмотря на затяжной дождь и непогоду. Замечу, что я бы не называл подобные работы граффити — скорее, это уличное искусство или монументальная графика. Классическое граффити — это, прежде всего, написание собственного псевдонима. Так что это по своей природе незаконное явление. Большинство граффити-райтеров просто пишут свой псевдоним и получают удовольствие от процесса. Они могут делать это где угодно и когда угодно». 

ZukClub «Авангард» 

Работа «Авангард» в Строгино создана в рамках фестиваля «Лучший город земли»; Неманский проезд, 8

Иван Пантелеев, генеральный директор «Новатек АРТ» , организатор фестиваля MOST: «Сергей из арт-группы ZukClub — наш большой друг. Я знаком с этой работой с момента ее задумки авторами, правда, вначале там фигурировали Ван Гог, Дали и Уорхол. Я показал этот эскиз Паше 183, и он заметил, что хорошо бы вместо работы с чужими символами, продвигать свои. Я поделился этой идеей с Сергеем, а потом увидел уже обновленный проект — правда, там был еще портрет Малевича».

Сергей Овсейкин, художник группы ZukClub, один из создателей работы: «Мы давно перестали заниматься граффити — занимаемся муралистикой, то есть монументальной живописью, иногда делаем инсталляции и арт-объекты. Большинство последних проектов — легальные. А если нет возможности сделать легально — делаем нелегально. Для меня важно реализовать проект любым путем». 

Akue «Высший взгляд» 

Работа «Высший взгляд» Akue у метро Достоевская создана в рамках фестиваля «Лучший город земли»; 4-й самотечный переулок, 9

Анатолий Akue, создатель: «Недавно посчастливилось поработать с галереей Street Kit, разрисовать несколько объектов в Москве. Эта работа называется «Высший взгляд»: все синие объекты напоминают волны в океанах, из них складывается слово Wisdom, а очки вплетаются в рисунок и задают направление взгляда. Он устремлен вверх — туда, где пролетает маленькая птица, означающая высший смысл свободы. Дым, огонь — самый яркий элемент рисунка, он символизирует то, что порой из целой картины мы выбираем только самый интригующий момент. Так и в нашей жизни, когда мы считаем какое-то событие критически важным, мы перестаем видеть всю картину.  

Сейчас в городе спокойно относятся к различным видам оформления и граффити как методу рекламы. Легализация — явление коммерческое, художников чаще используют в своих целях, вместо того чтобы развиваться вместе, учиться и творить. Но художники тоже хотят есть, да и людям порой приятней видеть что-то цветное».

Zmogk x Street Kit for LGZ festival


Безымянная работа Zmogk на улице Советской Армии создана в рамках фестиваля «Лучший город Земли»; Советской Армии, 7 строение 2
Костя Zmogk, создатель: «Полностью легальным граффити никогда не станет, однако я считаю, что для художников должны быть выделены определенные места под творчество. Я часто думаю, глядя на то или другое место в городе, — как бы было отлично, если б можно было сделать это пространство легальным. Со стороны властей последнее время видно движение навстречу художникам, это хорошо, однако они по-прежнему диктуют, что надо рисовать, на какую тематику. О своих работах я не люблю говорить, любая из них — это отпечаток моего внутреннего состояния на момент ее создания: каждый видит в ней что-то свое, и в этом вся прелесть». 

Ches и Akse в Химках

Три картины на фасадах 23-этажных домов в Химках художники Ches и Akse нарисовали в рамках коммерческого заказа; ул. Горшина
Евгений Ches, один из создателей: «Эти три фасада в Химках — коммерческий заказ от компании «Социальные проекты». К идее и созданию эскизов мы отношения не имели, а отвечали только за воплощение задумки в реалиях нашего времени. На этом этапе мы полностью взяли проект в свои руки: логистика, заказ оборудования и техники, реализация и многие другие мелочи — все были на нас. Большинство художников тянется рисовать фасады в центре Москвы, пренебрегая серыми и унылыми окраинами. А я считаю, центр и так перенасыщен информацией, рекламой, указателями, вывесками магазинов и тому подобным — исторический центр Москвы надо визуально разгружать. А вот радужные работы на окраинах столицы, мне кажется, благоприятно влияют на эстетическое и духовное состояние жителей мегаполиса. Легализовать граффити целиком невозможно, но можно направить небольшую его часть на благо общества».

Тима Радя «Люби маму»

Надпись «Люби маму» Радя увидел в Екатеринбурге и решил воспроизвести в Москве — вместе с Кириллом Кто
Анна Нистратова, куратор, художник, один из создателей: «Люби маму» придумал Тима Радя, и мне повезло, что я оказалась со всей этой командой — резала и клеила обои. Тимофей увидел надпись про маму в каком-то городе и подумал, что ведь это же самое главное — любить маму. Вдохновился и решил сделать эту работу на старых обоях. Еще, кстати, мне нравится все, что делает Женя Оззик — я его фанат и его агент, любимая работа —«Белый пес и моя бабушка». По поводу легализации граффити могу сказать, что до этого так же далеко, как до легализации марихуаны. Наверное, но мне было бы интересно посмотреть на этот опыт. Хотя, это не имеет такого уж значения: граффити должно существовать любыми способами».

Безымянная работа Миши Most

Работа Миши Most на юге Москвы — одна из немногих легальных у художника
Миша Most, создатель: «Это один из тех редких случаев, когда я рисовал легально: мои друзья позвали меня делать рисунок об экологии, но работа не только об этом. Я решил нарисовать кадры одного и того же места, как оно постоянно меняется. Работа связана с человечеством в целом, с тем, как оно живет и что может с ним происходить в дальнейшем не только из-за экологии, а вообще, исходя из нашего отношения к жизни и к окружающему. Я также думал и о том, как люди относятся к духовным вопросам и взаимодействуют между собой. 


Конечно, выделение легальных мест для граффити — это один из видов борьбы с вандализмом, и, с одной стороны, хорошо, что это есть. Но свободу я очень люблю, поэтому, по-моему, легальные граффити — это не очень клево». 

Игорь Поносов «Стена»

«Стену» на «Винзаводе», которую одно время курировал Поносов, стараются обновлять каждый месяц

Игорь Поносов, куратор, художник: «Я не мыслю работами, а мыслю, скорее, большими проектами. Вот, например, проект «Стена» на «Винзаводе» — показательный для меня. Я горжусь, что курировал его, горжусь масштабами. За проект я взялся, потому что вдохновился городом. Сейчас я занимаюсь «Партизанингом», городскими улучшениями: мы делаем нелегальные зебры, где люди обычно перебегают дорогу, — рисуем полоски и ставим знаки, таким же методом развиваем велосипедную инфраструктуру. Что бы я ни делал, для меня важно соблюдение тактики стрит-арта: несогласованность, работа ночью. Стрит-арт должен остаться нелегализованным, другим он не бывает. То же, что обсуждали на фестивале MOST, называется монументальной живописью, по-другому паблик-арт. Это то, что согласовано и избавлено от каких-либо социальных и политических смыслов. Это мне не очень близко, потому что уличное искусство — это все-таки форма активизма, политический протест».

Женя 0331с «Белый пес и моя бабушка»

Эта работа 0331c — нелегальная, как и другие работы художника — была закрашена через пару месяцев
Женя 0331с, создатель: «Нет ничего плохого, если тебя просят рисовать, как ты хочешь и видишь, но говоря о легализации граффити, стрит-арта, мы видим рычаги управления этой субкультурой: авторы становятся более алчными, а рисунки, которые они делают, подстраиваются под взгляды заказчика, а иногда и вовсе делаются при полном безразличии к своему творчеству — деньги становятся превыше всего. Как-то я спросил у одной известной московской команды так называемых «стрит-артистов», почему же так ужасно нарисовали они фасад «Я люблю Москву». На что они ответили, что под коммерческими работами они просто не подписывются и им не важно их качество, а важны деньги, которые они получают с этого. На то, что люди будут видеть кривые рисунки (на одном из исторических центральных фасадов их города), им также наплевать! Зато они принимают очень большое участие в росписи фасадов по всему миру. Легализация марихуаны, вот, что нужно для начала, а там посмотрим!»
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить