Гарри Тонаканян переехал в Москву из Калининграда и пришел в компанию «Яндекс» в 16 лет. Он совмещает работу дизайнера с учебой в одиннадцатом классе вечерней школы. «Афиша» поговорила с ним о том, как ему это удается.

Я начал серьезно задумываться о будущей профессии класса с восьмого. Тогда учителя стали говорить, как важно знать, кем ты хочешь стать в будущем, в какой вуз поступишь, потому что времени все меньше и меньше. Я ответственно подошел к ответу на этот вопрос, стал думать и спросил себя: «Что мне нравится из школьных предметов?» Получились математика, экономика и английский. В итоге работаю дизайнером.

Лицей в Калининграде научил заставлять голову работать. За это я люблю алгебру с геометрией: сидишь над сложной задачей, крутишь ее в голове, придумываешь варианты решения — что ты получишь, если будешь решать через одну теорему или другую, на что в итоге выйдешь. Главное, чему я научился, — расставлять приоритеты. Математику надо обязательно сделать дома, историю полезно перечитать на перемене, а с английским можно разобраться и на уроке. Учителя часто говорят, что на каждый предмет надо тратить полчаса, но на параграф по истории мне и восьми минут хватает. Мне кажется это разумным и даже правильным — оценивать, на что ты готов и хочешь тратить время и где можно обойтись меньшими усилиями без потери качества.

Мое увлечение дизайном началось с знакомства с Кэтрин Джонсон из University of the Arts London (объединение из шести специализированных дизайнерских колледжей). Кэтрин выступала в Калининграде с рассказом о Camberwell College, где она преподает графический дизайн. По ней было видно, как она горит своим делом. Во время выступления Кэтрин сказала: «Почему нельзя просто взять и перестать быть дизайнером с завтрашнего дня? Я дизайнер не потому, что мне это нравится, а потому, что я не могу без этого жить». Меня это очень зацепило. После выступления я принес Кэтрин охапку своих рисунков.

«Ты можешь стать крутым татуировщиком, но не дизайнером, — ответила мне Кэтрин. — Если хочешь быть дизайнером, то проведи исследование, погрузись в какую-нибудь тему с головой. Выйди завтра на улицу со скетчбуком и весь день рисуй, к примеру, все фонари, которые тебе встречаются, попробуй понять, почему они именно такие, где стоят. Начни думать как фонарный столб, стань столбом». Я понял, что хочу так жить.

Через год мне посчастливилось попасть в этот колледж на двухнедельные курсы по графическому дизайну. Занятия вели люди, которые много работают и уже чего-то добились — например, открыли свою студию, — и я ко всем приставал с вопросами. У меня было твердое намерение поступать туда после школы, и как-то преподаватель по фотографии Джон сказал: «Знаешь, foundation (первый курс в Англии) больше про энтузиазм, и у тебя его много. Если бы я отвечал за отбор студентов, то я бы тебя взял».

Через некоторое время после курсов друг предложил помочь ему с проектом для научно-технической конференции школьников. Неосознанно мы делали свой корявый Pinterest — что-то вроде локальной сети для творческих ребят с поиском единомышленников и талантливых людей. Для нас это была первая попытка сделать что-то осязаемое, а за проект тогда получили второе место. Честно говоря, мы очень замахнулись тогда, но другие ребята пошли еще дальше. Кто-то создавал свои модели самолетов, кто-то — планы движения речного транспорта в городе.

© Геннадий Лохтин

Значение школьных конференций, мне кажется, сильно преувеличено. Из показа не слишком продуманных презентаций на разные темы раздувают конференцию, и она всем кажется такой важной, а по сути в ней ничего интересного-то нет.

После награждения, по дороге домой, я обратил внимание на граффити на одном из зданий. Оно мне очень понравилось, и я вспомнил, что где-то уже видел что-то подобное: возможно, это был другой рисунок этого художника, но подписи у него не было. Я задумался тогда, что граффити — это целый мир — с атмосферой, тусовкой, культурой и традициями, а со стороны очень мало чего получается о нем узнать. Появилась мечта сделать приложение про граффити — Gramp. С ним можно было бы узнать художника по снимку, посмотреть другие его работы и работы тех, кто творит в похожем стиле. Концепция приложения несколько раз менялась, с ней и набор фичей, позиционирование и другие аспекты.

Gramp так и не стал рабочим приложением, зато стал полигоном для испытаний различных методик и идей. Мы с другом писали художникам свои вопросы и встречались с ними лично. Это был очень интересный опыт для нас, одна встреча буквально спустила нас на землю. Это был дизайнер интерфейсов и художник выходного дня, как он себя как-то назвал, Adno. Он рассказывал про то, как их студия создавала мобильные приложения, про инвестиции, технические аспекты разработки. А потом вдруг спросил: «Вы хоть что-нибудь выкатывали в стор? Если вы, к примеру, зальете свое приложение в категорию, где будет очень высокая конкуренция, то, не набрав нужное количество скачиваний за первую неделю, вы опуститесь далеко вниз. Вы начали огромный проект, и сразу вы его не осилите, попробуйте сперва сделать что-то маленькое». И почти в тот же вечер мы сделали калькулятор. Со своим дизайном. И забавно, и полезно.

Первым клиентским проектом для меня было создание этикетки для новой калининградской компании, которая готовила стаканчики со свеженарезанными фруктами. В Европе такие стоят в каждом большом магазине, а для России это пока что-то новое. Первую версию дизайна мы сделали очень быстро и сразу стали тестировать на людях, чтобы в короткие сроки понять, работает ли вообще эта идея или нет. Когда получили отзывы, сразу пошли переделывать. Спустя год компания вышла на московский рынок под брендом Mr. Goodfruit.

Постепенно меня стали все больше привлекать интерфейсы и сайты. Я стал читать материалы, блоги и статьи, работать в этом направлении. Очень хотелось узнать как можно больше, и тут подоспела школа дизайна. Анонс о наборе в Школу дизайна «Яндекса» я увидел в социальных сетях, полез сразу на сайт, чтобы понять, что нужно для участия и могу ли я вообще рассчитывать на поступление в 16 лет. Графы с возрастом в анкете не нашел, зато было тестовое задание про вымышленный сервис «Яндекс.Игры», кроме того, требовалась ссылка на портфолио. В играх я разбираюсь слабо, оформленного портфолио у меня не было, и было совсем неясно, что делать с возрастом. Три проблемы сразу же. Я написал на почту вопрос про возраст, и мне ответили: «Для нас главное — глубокие и вдумчивые ответы на вопросы анкеты. Если говорить про возраст, то может понадобиться разрешение на участие в школе от родителей. Но это уже вопрос второй, главное — пройти отбор».

И я решился участвовать. Родные меня поддержали. Пока работал над тестовым заданием, как-то подошел к маме и сказал, что из-за школы не успеваю сделать все как надо, и она разрешила мне не ходить в школу день или два. Правда, этого все равно не хватило: пришлось сидеть с ноутбуком и работать на четвертом этаже школы, где не проходили занятия, пока шли первые два урока, а потом спускаться вниз на этаж на третий урок и извиняться за «опоздание». Но это был осознанный шаг, школа дизайна тогда стояла на первом месте в моих приоритетах.

© Геннадий Лохтин

В итоге я успешно выдержал все испытания и меня пригласили в школу.

Сперва я безмерно обрадовался тому, что меня взяли в «Яндекс». Чуть позже я задумался, что придется столько всего менять, но очень скоро перестал волноваться, потому что чувствовал себя счастливым. Мама поддержала меня и в переезде, в Москве мы живем вместе.

Со школой было тяжело — пришлось искать новую в Москве, и это оказалось весьма трудно. В школе в Калининграде за меня сильно обрадовались и одновременно расстроились. Все относились друг к другу с теплом, и расставаться не хотелось.

Школа дизайна оказалась прекрасным местом для хардкорной работы над продуктом — другой город, круглосуточно открытый офис «Яндекса», талантливые люди, готовые тебе помочь. Все условия для полного погружения в проект. Приходилось себя заставлять уезжать из офиса, потому что работать в компании новых друзей было одно удовольствие. Три месяца научили быть более внимательным к решениям, задумываться, почему массовые онлайн-сервисы выглядят и работают так, а не как-нибудь иначе, продумывать свои решения до конца.

Сейчас я работаю дизайнером сайтов company, tech.yandex.ru, events.yandex.ru и частично работаю над внутренними сервисами, например справочником сотрудников и трекером задач. Оттого что работаю с разными командами, становится только интереснее. Внутри одного сервиса все друг друга знают, а так нужно бегать на встречи к разным менеджерам, договариваться и продавать идеи — мне это нравится.

Больше всего в «Яндексе» меня удивляет желание людей работать весь день и даже в выходные и огромный разброс в задачах, которые нужно сделать: занимаешься огромным и важным сервисом, потом пару маленьких иконок рисуешь, а потом опять большая задача. Дизайнеры в «Яндексе» уверенные в себе и прямолинейные. Проходит очень много обсуждений, иногда горячих.

В работе мне сильно помогает мой руководитель, Рома Искандаров. Когда это необходимо, мы вместе договариваемся с командами о принятии каких-либо решений, он объясняет, как лучше выполнить задачу, как общаться с сотрудниками, учит всяким мелочам — в общем, он мой мастер Йода.

В «Яндексе» о моем возрасте знают немногие, а те, кто случайно узнает его, говорят что-то вроде «Сколько?!» — и все. Меня это по-настоящему радует, потому что общение проходит на равных, и с меня спрашивают по задачам, а не по возрасту, чего я и сам хочу. Иногда коллеги в шутку спрашивают, сделал ли я уроки и не опаздываю ли на физику, но это меня никак не напрягает.

Раньше, еще до «Яндекса», чтобы что-то успеть, я просто жертвовал сном. Подход очень топорный, но все же работает на небольших отрезках времени. Сейчас пытаюсь установить какой-то режим дня, но выходит не всегда. По правилам я могу работать не больше четырех часов в день, поэтому расписание складывается так: половина дня на работе, половина в школе.

Вечерняя школа обычно с 16.00 до 20.00, с понедельника и по четверг. Спланировать день не так сложно. После экономического лицея в Калининграде учиться в Москве мне не слишком тяжело. С одноклассниками здесь я почти не общаюсь.

Главной дилеммой для меня сейчас является вопрос о том, стоит ли поступать в следующем году в университет или год работать. С одной стороны, меня пока не привлекают программы по дизайну в российских вузах, а учиться в UAL очень дорого. С другой — объем задач, новых знаний и опыта в «Яндексе» очень большой, мне интересно посвящать этому время. Хочу, чтобы мое решение было осмысленным. Может быть, я поработаю год, чтобы лучше понять, каких знаний мне не хватает, и не разрываться, а потом с головой уйду в учебу.

В Москву я переехал в июне и поначалу был в полной эйфории. Все было так здорово, у меня были такие приятные ощущения от школы дизайна, что Москва показалась мне уж очень хорошим городом. Позже я стал относиться к Москве более спокойно, начал замечать суету.

Мне не очень нравится московское метро: я катался в лондонском, и оно показалось мне просто прекрасным в плане удобства и оформления. А в Москве поезда не всегда чистые, большинство станции отделаны плиткой противного желтого цвета. Есть действительно красивые станции вроде «Кропоткинской», «Славянского бульвара», «Электрозаводской» и «Киевской».

Мне нравится смотреть на русифицированные вывески известных иностранных кафе и кофеен в центре города, выглядит интересно — «Бургер кинг», «КФС», «Старбакс». Люблю гулять по парку Горького, Охотному Ряду, Арбату.