перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Daily
Nightly

«Вы будете жить внутри компьютера, и все вокруг будет его интерфейсом»

Выпускник МАИ Иван Пупырев — крупнейший в мире специалист по тактильным технологиям, а с недавних пор еще и сотрудник секретной лаборатории Google. Филипп Колесник разыскал нашего соотечественника, дальше других ушедшего в мир будущего.

Технологии
«Вы будете жить внутри компьютера, и все вокруг будет его интерфейсом»

Иван Пупырев, судя по его десятистраничному списку заслуг, — настоящий рок-певец мира будущего, где люди разговаривают с цветами, передают музыку на расстоянии силой пальца и заряжают компьютеры парой прикосновений. В прошлом году журнал Fast Company включил его в свой список Most Creative People; повод — изобретенная им сенсорная система Touche, которая превращает практически любую поверхность в контроллер.

Бывший сотрудник лабораторий Sony и Disney, этой зимой Пупырев перешел в компанию Motorola, в секретное подразделение «безумных изобретений», о котором точно известно только две вещи: оно называется Advanced Technology and Projects Group, его руководитель — Регина Дункан, ранее возглавлявшая агентство оборонных исследований DARPA. Как известно, в январе Google продал Motorola компании Lenovo, но, как пишут в прессе, подразделение ATAP остается у поисковика, в тихом омуте гугловских секретных лабораторий, где занимаются умными очками, самоуправляемыми машинами, человекоподобными (и не только) роботами и черт знает чем еще.

Пупырев окончил Московский авиационный институт. Долгое время жил и работал в Японии, сейчас — в Америке. В России бывает редко, но если приезжает, выступает с лекциями, где показывает свои работы. Одно из последних его выступлений в Британской школе дизайна смотрите здесь.


— Можно как-то просто и коротко объяснить, чем вы занимаетесь?

— Начинал я с разработки трехмерных интерфейсов для виртуальной реальности в одной из лабораторий Вашингтонского университета. Потом интересы немного изменились, но предметная область осталась той же — интерфейсы. Я имею в виду любую технологию, с помощью которой люди так или иначе взаимодействуют с компьютерами. Сначала это были экран, клавиатура, мышка. Потом их дополнил тачскрин мобильных устройств. Собственно, сейчас я работаю над тем, чтобы отношения человека и компьютера стали еще более непосредственными, а у интерфейсов появились привычные физические свойства. Скажем, чтобы вы касались электронной карты и чувствовали рукой горный рельеф местности.

— У технологий, над которыми вы работаете, есть какое-то общее название?

— Есть несколько разных направлений и несколько названий, часто пересекающихся: tangible, tactile, physical, post screen interfaces. Если рискнуть перевести на русский, то, наверно, можно назвать их тактильными, физическими, осязательными и какими-нибудь безэкранными интерфейсами, но все это условности, конечно. Тем более что до сих пор речь в основном идет о фундаментальных исследованиях, а не о коммерческих продуктах.

Ishin-Den-Shin — совершенно инопланетная технология для передачи голоса и вообще любых звуков сквозь тело посредством касаний

— Одну из технологий, придуманных вами в Sony, кажется, использовали в консоли PlayStation Vita.

— Там такая история. Еще в 2001 году мы придумали с коллегами Gummi, концепцию компьютера с гибким сенсорным экраном размером с кредитную карточку. Дальше прототипа дело не пошло: мы немного опередили текущий уровень вычислительных мощностей, тех же чипов, необходимых для создания доступного потребительского устройства. Но потом наши разработки были задействованы в PlayStation Vita — в ее задней сенсорной панели. И если уж мы заговорили про коммерческие продукты, были и другие. Мы придумали, например, такой тактильный интерфейс Touch Engine: нажимаете на сенсорный экран и испытываете вполне физическое ощущение, как будто жмете на обычные кнопки. Технология использовалась, кроме прочего, в дистанционных пультах Sony Navitus, с их помощью можно было управлять самой разной техникой с одного экрана. Правда, во второй половине 2000-х пульты эти с производства сняли. Начался так называемый Sony Shock — доходы компании падали, и они сокращали все, что не приносит прибыль прямо сейчас. А буквально через пару месяцев вышел айфон, и подобные вещи оказались вообще не нужны.

— Почему, как думаете, айфон не сделали в Sony? Условия для этого, кажется, уже были.

— Многие пытались выпускать смартфоны до Apple. Если что, первый аппарат с тачскрином появился у IBM еще в 1994 году. А первое устройство, которое с кучей оговорок можно назвать умным телефоном, выпустила компания Ericsson в 2000-м, ну и это было фиаско полное. Производители продолжали выпускать телефоны с кнопками. И если помните, одним из самых популярных смартфонов был кнопочный Blackberry.

— Вроде же было ясно, что за сенсорными устройствами будущее.

— Вроде бы и было ясно, но не совсем. Понимаете, тачскрин не нужен, если нет интернета. Вообще, если вам нужен телефон, только чтобы звонить, кнопки гораздо удобнее. Apple в 2007 году выпустила не телефон, а маленький компьютер. К тому времени появился нормальный мобильный интернет. Пользователь уже имел дело с большим количеством контента — веб-страницами, фотографиями и бог знает чем еще. Для браузера тачскрин лучше подходит — в Apple это поняли и использовали первыми.

Геймерский стул, позволяющий почувствовать удовольствие от игры позвоночником. Получившееся в итоге устройство продавалось в магазинах Walmart за 75 долларов

— Вы ушли в Disney Research, потому что случился этот Sony Shock?

— Нет-нет, я позже ушел. Ко мне обратились из компании Disney, они как раз запускали лабораторию, предложили мне возглавить там одну из групп и дали полную свободу. Буквально — делай что хочешь. В Disney я сначала продолжил работу над осязательными экранами и интерфейсами. В одном из таких проектов — он назывался Tesla Touch — мы использовали электростатическое поле для имитации самых разных тактильных ощущений: вы водите по планшету пальцем и чувствуете шероховатости, неровности.

— То есть скоро в Диснейлендах появятся такие осязательные планшеты.

— Тут все немного сложнее. Я пришел в Disney из потребительской электроники и по инерции продолжал работу над тачскринами. Потом выяснилось, что в компании не очень-то любят тачскрины, используют их ограниченно. В Disney довольно сильная философия на тему того, что оформление в тех же парках должно соответствовать определенной стилистике, аналоговой в каком-то смысле. Если это павильон про Америку 20-х годов, какие тут тачскрины. Поэтому про планшеты в парках ничего не могу сказать.

— Зачем вообще компании Disney заниматься исследованиями в области интерфейсов?

— Бизнес Disney — это мультфильмы, кино, игры. Тот же Диснейленд — это просто способ подавать и продавать контент. Но идея в том, что в парке вы как бы оказываетесь в фильме. Диснеевский мир изначально сказочный, нереальный, поэтому способы взаимодействия с ним могут быть такими же фантастическими, как и сами истории «Диснея». Это открывает много разных возможностей, которые трудно было бы осуществить, работая с более практичными вещами. То есть тут нужен скорее не цифровой экран, а допустим, интерактивные растения, с которыми будут играть.

Botanicus Interacticus — цветы как интерфейс

— Вы имеете в виду ваш проект умных растений Botanicus Interacticus?

— Да, это такой сенсор, превращающий обычные живые растения в горшках в контроллер для игр, музыкальный инструмент или просто кнопку. На самом деле это скорее дизайн-проект, демонстрация силы нашей технологии Touche. Идея была в том, чтобы сделать такую штуку, с которой любые вещи становятся интерактивными. Для демоверсии можно было сделать отзывчивый стол или подушку, но все это скучно, мы предложили растения.

— А когда и где можно будет потрогать эти растения? 

— Сложный вопрос. Может, никогда. В любом случае, я не вправе давать какие-то обещания, мы всего лишь исследователи, ну и внедрение подобных вещей занимает время. Один диснеевский парк строят лет пять. Собственно, в этом некоторый недостаток работы в Disney: вы занимаетесь внутренними и очень специальными технологиями для компании, продающей контент.

Paper Generators — экран, выделяющий электроэнергию, если его потереть. В принципе, такой экран можно собрать дома самому

— Вы недавно перешли на работу в компанию Motorola, то есть в Google, в какую-то таинственную лабораторию. О ней ходят всякие слухи, и самые безобидные — разработка модульного телефона Ara. Вы уже знаете, что будете там изобретать?

— Да все то же самое — новые интерфейсы. У меня свой проект, мы нанимаем людей, работы будет на годы. Что-то более определенное по понятным причинам сказать не могу.

— Хорошо, тогда скажите, чего ждать от новых интерфейсов в обозримом будущем?

— Предсказывать что-либо я не берусь. Обычно все такие предсказатели ошибаются. Можно обсудить какие-то тенденции. Например, что в распоряжении людей невероятный, постоянно растущий объем информации. Какая-то ее часть нужна вам только в офисе, какая-то — только дома или в дороге. Возникает вопрос, нельзя ли избавиться от посредников вроде телефона, привязать информацию к локациям, придумать способы непосредственного взаимодействия с вещами. Эта эволюция заметна уже сейчас в попытках разобрать телефон, перенести часть его функций в носимые устройства, будь то умные часы, очки или одежда. В общем, я могу ошибаться, но мне кажется, мобильный телефон исчезнет. То есть вы не будете каждый раз вынимать из кармана маленький компьютер и открывать какие-то приложения. Вы сами будете внутри компьютера, и все вокруг будет его интерфейсом. Как это будет выглядеть на практике — задача, которую мы пытаемся решить.

Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.