перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Daily
Nightly

«Мы хотели, чтобы больше не было издателей, но теперь у нас их миллион»

В России заработала платформа самиздата Ridero, которая позволяет быстро публиковать книги и выставлять их на продажу. Основатели проекта рассказали «Воздуху», сколько зарабатывают писатели, кто может стать издателем и почему прощаться с бумагой еще рано.

Технологии


Фотография: Светлана Мишина

  • Кто и зачем придумал Ridero?

Александр Гаврилов, сооснователь Ridero: Придумал Саша Касьяненко, у которого в анамнезе работа с самопубликантами на сайте Stihi.ru и совместная с Ильей Кормильцевым «Ультра.Культура» — единственный известный мне издательский проект, затоптанный государством примерно по той схеме, по какой сейчас законопачивают «Дождь». Изначально хотелось сделать такого метаиздателя, робота, который отменяет издателя совершенно.

Александр Касьяненко, сооснователь и директор Ridero: Все началось с осознания, что небольшое издательство больше существовать не может. Книги, которые хочется опубликовать, и возможность это сделать есть, а деньги на этом зарабатывать невозможно. Для многих таких книг тираж не превысит 100–200 экземпляров. Поэтому нужно сделать так, чтобы расходы на старте стремились к нулю. Это позволит рисковать и выпускать книги просто потому, что нравится текст. А не просчитывать коммерческую привлекательность.

  • Чем Ridero отличается от амазоновского сервиса для самиздата Kindle Direct Publishing?

Гаврилов: Тем, что Ridero не проприетарный сервис, извините за умничанье. KDP позволяет автору сделать только одно: выставить свои книги в электронном формате на продажу через Kindle Store. Ridero совсем скоро позволит сделать и это — соглашение с Amazon сейчас доводится до ума, — и многое другое. Например, выставить книжку, бумажную и электронную, на Ozon.ru: для русского автора это сейчас, к сожалению, существенно важнее, чем публикация на Amazon. Или напечатать что-то для себя — бабушкины воспоминания для всей семьи. Или сделать ePub с картинками и закачать сыну на айпэд.

  • А где еще с вашей помощью можно опубликовать свою книгу и на каких условиях?

Касьяненко: Пока на Ozon.ru и Amazon. Скоро: Barnes & Noble, Kobo, Bookmate, «Бибио-глобус», далее везде. Условия простые: каждый имеет право быть опубликованным и получить 95% от всех поступлений за вычетом налогов и стоимости транзакций.

  • У вас сейчас на сайте написано, что доля автора — 25%. 

Касьяненко: На старте мы были связаны определенными обещаниями с одним из продавцов, в том числе требованием отдавать автору только 25%. Больше мы этим обязательством не связаны. Сейчас подключаем новый дизайн сайта, и там уже все объяснено правильно.

  • Как быть с защитой книг от копирования и пиратов? Вот у Amazon, например, относительно непробиваемая извне экосистема. Или вы вообще не про это?

Дмитрий Сумин, председатель совета директоров Ridero: Да, технически мы не про защиту книг от копирования. Непробиваемой экосистему Kindle вообще назвать нельзя: в сети полно конвертеров книг из амазоновского формата в ePub. Наша задача — подготовить книгу в полиграфически правильном виде для Ozon.ru, Amazon и других. С пиратством борются сами магазины. Если мы или автор обнаруживаем где-то незаконное размещение, то пишем юридическое требование закрыть раздачу, если это не исполняется, подаем в суд.

  • Что бы вы ответили тем, кто с сомнением относится к идее самиздата? Амазоновский KDP за годы не открыл ни одного большого писателя. В основном это авторы фанфиков, как Аманда Хокинг, или вещей из серии «Как продать миллион книг на Amazon».

Касьяненко: Я бы ответил, что в топ-100 Amazon 30% занимают именно самиздатовские авторы. Которых уже выкупают мейджоры, как это было с «50 оттенками серого», например.

  • Ну допустим. А у вас есть звезды? Вот, например, ваши первые авторы из пресс-релиза: Александр Махараджа («Все о Гоа»), Дарья Кошевая (фэнтези-роман), Максим Котин («Ботаники делают бизнес. Год спустя»). Наверно, еще рано, но не могу не спросить, сколько книг они продали или какие у вас ожидания на этот счет?

Касьяненко: Мы ждем первого отчета о продажах за апрель. Известно точно, что какое-то количество книг продано. Есть даже один недовольный покупатель: на обложке было написано «Видео», а внутри книги никакого видео не оказалось.

Сумин: Еще в работе книги Сергея Кузнецова и Линор Горалик. Они выйдут после майских праздников. А первый автор, издавший у нас бумажную книгу, уже продал тысячу экземпляров. Вот тут об этой книге можно узнать подробнее.

  • «Сказания о гора-рыбе» Александра Коротича. Невероятно. А где эта книга продавалась? 

Касьяненко: В электронном виде она продается на Ozon.ru. Плюс в качестве теста мы сделали ее бумажную версию. В четверг автор оформил в Ridero текст, в пятницу книжку напечатали, еще через неделю — презентовали. Этот заказ в тысячу экземпляров случился на презентации в Екатеринбурге: просто оказалось, что книга в точности отвечает потребностям местной администрации по развитию туризма. Без Ridero они бы ходили и искали, кому бы заказать текст, верстку и так далее. А тут вот он, на блюдечке и с голубой каемочкой. И все в выигрыше.

  • То есть заниматься бумажным книжками еще имеет смысл?

Сумин: Ну я вам больше скажу: в Америке, которая один из самых прогрессивных рынков, доля электронных книг доросла до 20% и расти перестала — совсем.

  • Откуда эти 20%? Если не ошибаюсь, продажи электронных книг на Amazon превысили продажи бумажных еще пару лет назад, а Amazon сам по себе немаленькая часть рынка.

Гаврилов: Да, Amazon в какой-то момент рапортовал, что у них электронные продажи больше бумажных. При этом никто не помнит, считали ли они в титулах, в деньгах или в экземплярах. Дело в том, что дигитализация идет неравномерно по жанровым нишам. Да, словари и энциклопедии почти полностью ушли в электронную форму. Книги для программистов уже не существуют на бумаге. Начал было умирать художественный альбом, но потом воскрес. В других жанрах картина иная. Кроме того, дигитализация дико неравномерная территориально: в Америке продажи электронных книг — это примерно 20%, в Германии — 10%.

  • И все-таки откуда цифры?

Гаврилов: Nielsen, все Nielsen. Или вот посмотрите Рюдигера Вишенбарта, это такой толстый и красивый немец, который свел воедино все публичные данные о состоянии мирового книжного рынка и теперь результативно ими торгует. Получилось очень круто: были мифы, а стали цифры. Вот его полный отчет за апрель.

  • Вернемся к Ridero. Чем ваш сервис может помочь тем профессиональным авторам, известным или начинающим, которые не хотят заниматься версткой, продвижением, бухгалтерией — то есть нуждаются в издательских услугах?

Касьяненко: Если человека все устраивает в издательстве, мы ему не нужны. Но если у него есть книги, рукописи, которые издательство не решается напечатать, или ему просто хочется экспериментировать, то мы поможем. Уже сейчас для каждого нашего автора создается страница книги с возможностью пиарить ее в соцсетях, направлять читателей в магазины, общаться с ними. Со временем у нас появятся и традиционные издательские инструменты.

  • То есть у Ridero появятся свои редакторы, корректоры, маркетологи и прочие консультанты?

Сумин: Какие-то базовые вещи — услуги корректора, помощь в продвижении или система отчетности о продажах книг — появятся у нас очень скоро, в течение нескольких месяцев. Все это будет работать онлайн, в кабинете пользователя, встречаться ни с кем не надо.

  • Слушайте, если у Ridero появятся все эти услуги, чем вы тогда будете отличаться от обычных издателей?

Касьяненко: Это не будет похоже на обычное издательство. Может быть, совсем немножко, вначале. Сейчас мы в процессе выработки окончательной концепции, не хотелось бы начинать обсуждение того, чего еще нет.

Гаврилов: На самом деле в этой новой жизни издатель никуда не девается. Просто отныне издатель — это не тот, у кого склады, типографии, ангары литературных негров, а тот, кому важно, чтобы книга увидела свет. Это даже не обязательно автор. Это тот, кто сидит в большом индустриальном издательстве и не может уговорить начальство на серию порнороманов о гигантских человекообразных роботах. Кто занимается отраслевым консалтингом и из интервью с игроками рынка собрал уже целую хрестоматию. Или написал книжку злых политических памфлетов и хочет их опубликовать. Или доверить публикацию лучшему другу. То есть изначально Саша Касьяненко хотел, чтобы не было никаких издателей, а теперь выясняется, что у нас миллион издателей.


Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.