перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Все, что идет через компьютер — это неправда»: Алина Орлова о новом альбоме

Литовская певица на прошлой неделе внезапно выпустила свой третий альбом «88» — «Афиша» поговорила с ней о силе слова и смерти музыкальной журналистики.

Музыка
«Все, что идет через компьютер — это неправда»: Алина Орлова о новом альбоме Фотография: Kęstutis Žilionis
  • Как долго вы работали над альбомом?
  • Над записью, да? Мы начали осенью — и работали над ним до конца марта. А вообще песни написаны в течение года.
  • То есть не было такого, что они вызревали все это время, с того момента, как вышел «Mutabor»?
  • Да нет — это все-таки очень большой промежуток. За эти пять лет была уже и одна программа, и другая. Были еще песни, но мы их записали для концертного альбома, и они так и остались в живом исполнении. А то, что на «88», — все достаточно свежее.
  • Вы решили оставить старые песни именно в таком виде, не перезаписывать их в студии. Почему?
  • Не знаю, просто… Так, наверное, получилось. Мы в тот момент достаточно много выступали, а не записывали альбом — и не было, возможно, ни желания, ни времени. Когда тебе нужен альбом, то надо все-таки делать остановку с концертами. Может, сами песни так распорядились — и поэтому они остались в такой форме.

Теперь Орлова звучит так — сингл «Sailor» вышел еще в декабре, но фанаты не устают удивляться переменам в звучании до сих пор

  • Из-за того, что прошло целых пять лет многих (и меня в том числе) удивило ваше изменение в звучании.
  • Конечно, прошло много времени, да и вообще все меняется достаточно быстро — в моем возрасте каждый год приносит что-то новое. Естественно, при записи хотелось попробовать поискать что-то, поиграть, поэкспериментировать. Хотя бы так — на примитивном уровне, но все-таки. Поэтому звучание вышло таким. Я вообще не планировала ничего наперед, у меня не было концепции. Были какие-то мотивы, зарисовки. Но вообще все нашло себя само: мы просто начали записываться, я заигралась со всякими синтезаторами — и вот так оно пошло и осталось. Просто такой этап. Такой цвет. Такое звучание.
  • Вы сейчас упомянули «цвет» — нечастое слово при описании музыки.
  • Ну все-таки в музыке тоже есть какие-то оттенки. Но трудно как-то по-другому это обозначить: запах, цвет — это все поэзия.
  • То есть это как у синестетов, которые в том числе могут видеть цвета у нот?
  • Нет, у меня не так. (Смеется.) Просто так выражаюсь. Я не вижу цвета у нот сама. Пока что. Но может, все еще впереди.
  • Сама обложка «88» — это такой красочный калейдоскоп. Откуда взялись фото для этого коллажа?
  • Как вы правильно заметили, это такая мозаика, что-то похожее на сам альбом, на саму музыку — она тоже составлена из таких частей. Обложку я делала в последний момент, как всегда, за одну ночь. Что же я там использовала… Некоторые свои фотографии из альбома, еще какие-то напечатанные детали: дерево, зелень. Кое-что вырезала из старых номеров National Geographic семьдесят какого-то года: деревья, фигуры на велосипеде. Все это наклеивалось друг на друга. Может, и ничего так получилось.
  • На альбоме можно найти песни на стихи Блейка, Уайлда, на «LRT Opus Live» были Пушкин, Фолкнер, тот же Блейк. Вы и до этого обращались к чужим текстам — но тогда больше были народные, всем известные песни. Почему вы решили обратиться к литературе?
  • Литература вообще мне близка, и так было всегда. Тексты — они задевают, берут за душу. Иногда чувствуешь, что это действительно может стать песней, и просто запоминаешь текст, даже иногда начинаешь его напевать. Порой это все получается неожиданно для меня самой. Текстов хороших очень много — и, когда их начинаешь использовать, они сразу показываются в другом свете. Да и свои тексты не так-то просто писать, поэтому когда не пишется, можно найти подходящие слова у кого-то еще. А эти авторы — они как-то сами вышли на меня. Еще были Мандельштам, Ахматова… Я думаю, что и дальше буду так продолжать.

Одна из песен Орловой на чужие стихи — пушкинский «Ворон», исполненный, помимо прочего, на живом альбоме «LRT Opus Live»

  • Кто вам из писателей сейчас ближе всего? Кого вы читаете и перечитываете?
  • Первый раз в жизни прочла «Обломова» — и мне очень понравилось. А так — люблю Кафку. Его я уже перечитывала — я вообще постоянно перечитываю книги, которые мне нравятся. Набокова очень люблю. Конечно, Чехова. Из американских — Фолкнер, Капоте. Много кого. Хармс. Маркес. Из нового, кстати, Шишкин, «Письмовник». Но в основном я читаю классику, неживых авторов.
  • Для вас сейчас в творчестве важнее текст или музыка?
  • Если бы я была настоящим музыкантом, а не певицей какой-нибудь, для меня была бы важна именно музыка. Или если бы была настоящим поэтом, хорошо писала бы стихи, то сказала — тексты. А в моем случае это синтез — так что, наверное, они одинаково важны. Но все-таки музыка — точнее, сама мелодия, мелодика слов чуть важнее. Я все-таки именно песни и пишу.
  • Про «88» вы сказали, что это первое число, которое пришло вам в голову. Это только год рождения или что-то еще?
  • Мне вообще симпатичны эти цифры. И само время, конец восьмидесятых, и музыка того времени. На альбоме есть на это намек, что-то из той эпохи, такие ностальгические звучки. Это цифры, это не слово, не метафора — к ним хорошо соотносится электронное цифровое звучание.
  • Тем не менее, насколько я понимаю, «88» изначально вышел на физическом носителе, на диске — это не то что бы аналоговое звучание, но нет ли в этом противоречия вашей мысли про «цифру»?
  • В любом случае, когда ты пишешь эти треки — все идет через компьютер, это все файлы, все неправда.

Так вживую звучит одна из новых песен Орловой с «88» — заключительная «Drift»

  • Как вам больше нравится слушать музыку?
  • Вообще, конечно,  лучше всего слушать живую музыку. Не всегда это получается — дома вот, например, не выйдет. Я альбомами не слушаю: у меня дома лежат много дисков, но дисковод сломался. Поэтому я слушаю все, что записано на компьютере. Я не отношусь к этому привередливо, главное — слышать музыку. Такое у нас время, такие формы. Так что это нормально.
  • Когда я увидел сообщение о презентации альбома в Вильнюсе, я поначалу подумал, что его ждет судьба «Laukinis Šuo Dingo» — и что он тоже выйдет год спустя.
  • С первым альбомом была совсем другая история. К моменту его выхода я отыграла уже немало концертов, и кто-то узнал обо мне в России еще до релиза. А сейчас, конечно, были и есть какие-то планы наперед. Я сама во все это, конечно, мало вникаю… Но мы приедем очень скоро.
  • Здесь из-за альбома, так как он вышел довольно тихо, разгорелся целый спор о том, что музыкальная журналистика умерла, и «ВКонтакте» и фейсбук рассказывают о новой музыке лучше любого издания. Для вас вообще важен этот вопрос?
  • Я думаю, что если она еще существует, она важна. Конечно, что-то меняется — особенно с фейсбуком. Каждый может написать комментарий, каждый может быть критиком. И вся журналистика меняется, не только музыкальная. Но мне интересно почитать — особенно какие-то негативные отзывы. Любых людей, не только непрофессионалов. Думаю, что музыкальная журналистика нужна. Почему бы и нет? Если люди читают — пусть читают, только их, наверное, меньше стало, да?
  • Честно говоря, да.
  • Ну, если так, то даже и не знаю.
  • Купить iTunes
  • Концерты Ближайшие концерты певицы в России состоятся на фестивале Bosco Fresh Fest, который пройдет с 23 по 24 мая в саду «Эрмитаж», 10 июня в петербургском «Космонавте» и 11 июня в московском Red
Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.