перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Daily
Nightly

Женщины, мат и странные названия: чего ждать от «Кинотавра»

В воскресенье в Сочи открывается 25-й кинофестиваль «Кинотавр». За пару дней до старта главного киносмотра страны Максим Сухагузов анализирует заметные тенденции фестиваля этого года.

Кино
Женщины, мат и странные названия: чего ждать от «Кинотавра» Фотография: кинокомпания «Друг друга»

Женская сборная

Грядущий юбилейный «Кинотавр» прозвали «женским» сразу после объявления программы — больше половины конкурсных фильмов сняли женщины-режиссеры (это еще не всех включили в конкурс), у шести картин к тому же женщины-продюсеры, короткометражный конкурс тоже не отстает. Программный директор «Кинотавра» Ситора Алиева подчеркивает, что это не спланированная акция фестиваля, а стечение обстоятельств и отражение общих феминистских тенденций в кино, в том числе и русском. На самом деле захват «Кинотавра-2014» женщинами вполне можно было спрогнозировать заранее — так совпало, что к этому лету оказалось готово несколько мощных дебютов и новых фильмов уже известных женщин-режиссеров. Можно, конечно, сказать, что гендерное разделение в режиссуре бессмысленно и отдельно «женского» или «мужского» кино не бывает, однако сложно не заметить, что фильмы участниц нынешнего «Кинотавра» концентрируются именно на женских образах. Триумфатор «Кинотавра-2010» Светлана Проскурина везет драму «До свидания мама» про современную Анну Каренину; Оксана Бычкова в фильме «Еще один год» рассказывает о личной жизни московской журналистки; «Комбинат «Надежда» Наталии Мещаниновой заставляет переживать за девушку из Норильска; одной из героинь «Велкам хом» Ангелины Никоновой становится русская эмигрантка в Нью-Йорке; Анна Меликян показывает целый калейдоскоп женских образов в «Звезде»; в дебюте Нигины Сайфуллаевой «Как меня зовут» в Крыму куролесят две девочки-малолетки, ну и так далее. Вдобавок к тому Александр Котт покажет мелодраму «Испытание» о казахской девушке, а Иван И.Твердовский дебютирует с драмой о девочке в инвалидном кресле. Жюри во главе с Андреем Звягинцевым будет непросто определиться с призом за лучшую женскую роль. 

Бенефис сценариста Мульменко 

Одна из главных героинь «женского «Кинотавра» уже определилась: это начинающий сценарист Любовь Мульменко, в конкурсе фестиваля сразу три (!) фильма по ее текстам. Причем все это — ее первые сценарии, до этого Мульменко работала в пермской интернет-газете «Соль», писала пьесы для «Театр.doc» и различных лабораторий современной драматургии, публиковала колонки на Lenta.ru и Slon.ru. Затем помогла документалисту Наталии Мещаниновой сделать игровой сценарий «Комбината «Надежда», а попутно с той же Мещаниновой пересочинила на современный лад пьесу Александра Володина «С любимыми не расставайтесь» для фильма «Еще один год» Оксаны Бычковой. В итоге оба этих проекта оказались в этом году в конкурсной программе Роттердамского кинофестиваля, и также в паре будут показаны на «Кинотавре» в один конкурсный день. Третьим фильмом Мульменко в конкурсе «Кинотавра-2014» станет «Как меня зовут» Нигины Сайфуллаевой — история двух девушек-подростков, которые едут в Крым к отцу одной из них. Бычкова, Мещанинова, Сайфуллаева — режиссеры примерно одного поколения, так что, не опасаясь пафоса, уже можно сказать, что Мульменко выступает едва ли не голосом этого самого поколения. Опять же жюри будет трудно промахнуться с призом за лучший сценарий.

Мат в последний раз

«Кинотавр» встречает юбилей в преддверии вступления в силу спорного закона о запрете мата в кино (и не только). Возможно, это последний фестиваль, на котором мат в русских фильмах звучит, так сказать, на легальных основаниях. На фестивальные показы закон не распространяется, и фильм закрытия «Левиафан» будет показан со всеми языковыми тонкостями, однако очевидно, что в будущем «Кинотавр» просто перестанет получать фильмы с живой русской речью — если, конечно, их авторы рассчитывают хоть на какой-то прокат. Возможно, в будущем все будут поступать как Наталия Мещанинова, которая с подачи дальновидного продюсера Елены Степанищевой задолго до злополучного закона сняла сразу два варианта «Комбината «Надежда» — один с матом, другой без. Немного проще обошлась со своим дебютом «Как меня зовут» Нигина Сайфуллаева — в изначальном сценарии было много матерных диалогов, но во время съемок и постпродакшена она решила, что без мата будет лучше. По настоянию продюсера Натальи Мокрицкой режиссер Иван Твердовский отказался от нецензурной лексики в фильме «Класс коррекции». В «Велкам хом» английскую речь разбавляет отборный русский мат, который Ангелина Никонова собирается запикивать для проката. На этом фоне председателю жюри Звягинцеву придется не только оценивать все эти конкурсные фильмы, но и параллельно думать о судьбе мата в прокатной версии «Левиафана». 

Режиссеры, актеры и критики меняются местами

Конечно, профессиональная миграция в кино существует уже давно, но в этом году тенденция набирает обороты — все больше актеров становится режиссерами, кинокритики валом уходят в сценаристы или режиссеры, документалисты продолжают эмигрировать в игровое кино. Пример тому документалист-провокатор Иван И.Твердовский, который поставил свое первое большое игровое кино «Класс коррекции», или Наталия Мещанинова, выпускница школы документального кино Марины Разбежкиной, тоже с игровым дебютом. Кинокритик Тамара Дондурей закончила ту же школу Разбежкиной и переквалифицировалась в режиссеры — в конкурсе ее документальный фильм «21 день» о пожилых обитателях хосписа. Василий Сигарев впервые написал сценарий для чужого фильма — перелопатил свою пьесу «Каренин» в основу для фильма «До свидания мама» Светланы Проскуриной. Плюс к этому Сигарев впервые выступил в качестве продюсера и поддержал режиссерский дебют своей супруги и постоянной актрисы Яны Трояновой под названием «Рядом», который покажут в короткометражном конкурсе и на открытии фестиваля. Актер Григорий Добрыгин привезет на «Кинотавр» свой второй режиссерский опыт «Верпаскунген» с Сергеем Маковецким в главной роли. В общем, все смешалось. 

Беда с названиями

Первое, что замечаешь при беглом взгляде на список конкурсных фильмов «Кинотавра», — у авторов фильмов явно какие-то странные и непростые отношения с их названиями. «Белая белая ночь» Рамиля Салахутдинова и «До свидания мама» Светланы Проскуриной принципиально пишутся именно так, без запятых. Экзотично смотрятся «Велкам хом» Ангелины Никоновой с его русской транскрипцией или чересчур емкое название фильма «ЧБ». «Еще один год» кажется недостаточно выразительным и немного пресным, а вот «Дурак» Быкова, наоборот — слишком в лоб. Нигина Сайфуллаева поменяла название фильма с грозного «Штормового предупреждения» на неопределенное «Как меня зовут», а Михаил Сегал переименовал свой «КСП» в «Кино про Алексеева», что кажется то ли иронией, то ли издевательством. Конечно, кино от названий не зависит, но с другой стороны, нам ведь теперь с этими названиями (и этими фильмами) целый год жить. 
Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.