перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Daily
Nightly

Жизнь под санкциями Как это было в Италии

«Воздух» начинает серию материалов, посвященных тому, какой след экономические санкции оставили в культурной жизни стран мира. В первом выпуске — песни, карикатуры и фильмы о санкциях против фашистской Италии, которые ввела Лига Наций после итальянского вторжения в Эфиопию.

Искусство
Как это было в Италии Фотография: Getty Images / Fotobank

Санкции: как это было

Экономические санкции против Италии ввела Лига Наций в ответ на вторжение в Эфиопию. С точки зрения фашистской пропаганды нападение на Эфиопию (одну из немногих африканских стран, входивших в Лигу Наций) в начале октября 1935 года было законным завоеванием Италией «места под солнцем», напоминающим славную историю Древнего Рима.

День обручального кольцаТакие таблички вешали по всей Италии. «В память о блокаде. Пусть останется в веках свидетельство о великой несправедливости, допущенной по отношению к Италии, которой столь многим обязаны цивилизации всех континентов».
Поскольку по уставу Лиги Наций военная агрессия против одного из ее членов приравнивалась к нападению на всех, с 18 ноября 1935 года был введен запрет как на импорт итальянских товаров, так и на ввоз в страну необходимого для военной промышленности сырья (за исключением жизненно важных нефти и угля). Экономическим санкциям государство — член Лиги Наций подверглось впервые.

Эта мера, впрочем, оказалась неэффективной: не входившие в Лигу Наций страны, в том числе нацистская Германия, продолжали поставлять Италии сырье, да и проголосовавшие за эмбарго соблюдали его не слишком строго.

Эфиопия была завоевана к началу мая 1936 года, в первую очередь за счет применения запрещенного химического оружия. 1 июня была образована Итальянская Восточная Африка — колония, объединившая Эфиопию, Эритрею и Итальянское Сомали. Санкции Лиги Наций были сняты 4 июля, что окончательно подорвало авторитет этой организации в мире.

«День обручального кольца» (Giornata della fede)

Несправедливые санкции (inique sanzioni) вызвали небывалую поддержку фашистского режима внутри страны. Патриотические и националистические настроения достигли пика. Вся Италия проклинала Лигу Наций, распевала воинственные песни и развешивала на домах мемориальные доски, увековечивающие несправедливость по отношению к Италии. (Типичный текст выглядел так: «В память о блокаде. Пусть останется в веках свидетельство о великой несправедливости, допущенной по отношению к Италии, которой столь многим обязаны цивилизации всех континентов»).

подписьТак выглядели железные кольца, которые выдавали взамен золотых обручальныхПодогреваемые пропагандистской кампанией Oro alla patria («Золото для родины») люди сдавали на военные нужды золото, серебро и металлолом. Тогдашнюю атмосферу хорошо передает образ ребенка, готового расстаться с велосипедом или любимой заводной игрушкой, чтобы их перековали на штыки для винтовок.

Кульминация наступила 18 декабря: на «Алтаре Отечества», что на площади Венеции в Риме, а также по всей стране итальянцы обменивали золотые обручальные кольца на железные.

Никто не остался в стороне — от жены и детей Муссолини, королевы Елены Савойской и принца Умберто до последнего бедняка. Эмигранты шлют золото из-за границы, Луиджи Пиранделло жертвует медаль нобелевского лауреата, не поддерживающий режим Бенедетто Кроче — медаль сенатора.

Собранные в результате 33 тонны золота и более 93 тонн серебра, как считают историки, отяготили карманы членов фашистской верхушки.

Фильм «Пусть итальянцы не забудут. Пусть те, кто наложил санкции, знает»

подписьСатирическая открытка; на рулоне туалетной бумаги написано «Санкции»Характерный образчик антисанкционной пропаганды. «В ответ на несправедливые санкции, призванные лишить Италию сырья, необходимого для ее законной экспансии в Восточную Африку, весь народ жертвует металл для родины, которой несправедливо объявили бойкот». По всей Италии – пункты приема металлолома. Люди несут и сломанные, и нужные вещи. Дети («не надежда родины, а уверенность в завтрашнем дне») расстаются с игрушками, девушки – с «медалями и значками, заслуженными собственным трудом», и ожерельями, украшавшими их «невинное кокетство». Романо и Анна Мария — младшие дети Муссолини — в первых рядах дарителей. В кино — бесплатный сеанс для жертвователей. Члены Сената кладут золотые медали «в символический шлем». Матери, вдовы и сестры награжденных золотыми медалями возвращают награды. Академик Луиджи Пиранделло сдает нобелевскую медаль. Клир — от епископов до приходских священников — участвует в сборе металлов, обеспечивая происходящему «духовную поддержку». Дарители терпеливо стоят в огромных очередях у дверей банков. Спортсмены отдают кубки и медали. Королева Елена Савойская пишет письмо, в котором объявляет о том, что жертвует обручальное кольцо.

Автаркия

Автаркия — независимая от внешнего мира экономическая система — становится одной из основных тем фашистской пропаганды. Научно-исследовательские центры и химические заводы процветают. Все средства массовой информации заполнены рассказами о достижениях отечественных ученых и производителей. Они неутомимо ищут новые способы обогреть и накормить итальянский народ и найти замену товарам государств — членов Лиги Наций.

Стране, где нехватка импортного мяса компенсируется местными кроликами, голубями и рыбой, ткань делают из молока, пшеницу сажают в парке дворца короля Виктора Эмануила III (битва за урожай (дословно — за зерно), la battaglia del grano, — любимая идея Муссолини), соль добывают из морской воды, камеры для автомобильных и велосипедных колес заменяют на деревянные, пытаются найти нефть, разрабатывают альтернативные виды топлива, новые синтетические материалы и т. д., не страшны никакие санкции.

«Как Италия борется с несправедливыми санкциями»

Пропагандистский фильм «Как Италия борется с несправедливыми санкциями»

Все это подробно показывает кинохроника. «Дуче сказал: «Экономические санкции в некотором смысле принесут пользу итальянскому народу — сегодня мы наконец-то замечаем, что у нас гораздо больше сырья, чем мы думали». Итальянский народ начал гордую битву, которая войдет в историю. Природный газ и новые виды горючего итальянского производства заменяют импортный бензин; овощи и фрукты — мясо. Процветают хозяйства, разводящие кур и голубей, а также кроликов. <…> Развивается рыбная ловля, охота, виноделие. Гидроэлектростанции обеспечивают энергией железные дороги. Фабрики, заводы, мастерские работают все более эффективно. Ведутся поиски нефти. Шахтеры добывают пирит — источник железа и меди. Разрабатываются месторождения бурого угля». Последние кадры — король Виктор Эмануил III и принц Умберто проводят смотр дивизии «Тибр», объединившей опытных воинов и «цвет итальянской молодежи» — студентов — перед отправкой в Эфиопию.

«Как добыть шерсть из молока»

Нитки, полученные из итальянского молока, — оригинальный способ не зависеть от европейской текстильной промышленности

Еще одна пропагандистская лента, описывающая хитрый способ получения шерсти из молока. «Ланитал — одно из достижений итальянской автаркии в текстильной промышленности — кажется чудом. Химическое предприятие SNIA представило его на Национальной текстильной выставке. Из обезжиренного, высушенного, промытого и измельченного молока выделяется текстильный казеин. Отходы идут на корм скоту. Казеин перерабатывается в искусственное волокно, напоминающее шерсть. Из него производят ткани высочайшего качества, которые ценятся не только в Италии, но и за границей».

Война всему иностранному

Автаркия проникает во все области жизни. 6 декабря 1935 года Министерство печати и пропаганды выпускает точные предписания: итальянским театрам следует исключить из репертуара драматургов, чьи страны поддержали санкции («исключение делается для Шекспира и Шоу»), а EIAR (Итальянская компания радиовещания) «будет передавать только музыку Италии и стран, не присоединившихся к диктату Лиги Наций».

Объявляется война иностранным языкам и заимствованиям: вместо сэндвич говорят трамеццино (это слово изобрел не кто иной, как Габриеле Д’Аннунцио), film превращается в filmo или filme, виски в «овсяный спирт» и так далее, и тому подобное. Некоторые из этих искусственных слов быстро отмирают, иные используются до сих пор.

Со всех сторон раздаются призывы бойкотировать иностранные товары и иностранный образ жизни.

Карикатуры и стихи

«Все кончено: синьор барон отбросил кожзаменитель!» (итальянское выражение tirare le cuoia — дословно «натянуть кожу» — значит «умереть, отдать концы»)

«Все кончено: синьор барон отбросил кожзаменитель!» (итальянское выражение tirare le cuoia — дословно «натянуть кожу» — значит «умереть, отдать концы»)

«Тридцать тысяч лир? Слишком дорого! У вас не найдется такой же, обтянутой не кожей, а кожзаменителем?»«Тридцать тысяч лир? Слишком дорого! У вас не найдется такой же, обтянутой не кожей, а кожзаменителем?»

Впрочем, рядом с патриотическим пафосом попадался и юмор. Сотрудник ведущего юмористического журнала Bertoldo Джованнино Гуарески (впоследствии прославленный автор рассказов о доне Камилло) в своих карикатурах изображал быт тогдашней Италии.

Излишне объяснять, что упомянутый на обеих картинках кожзаменитель — pegamoide — был одним из важнейших продуктов итальянской автаркии.

Римский поэт Трилусса писал:

Appena che’er Droghiere mise in mostra
«Il vero insetticida nazionale»
la Mosca disse: «Me fara’ piu’ male
ma per lo meno e’ produzione nostra»

Едва Бакалейщик выставил на витрину
«Настоящее отечественное средство от насекомых»,
Муха сказала: «От него мне будет хуже,
Но по крайней мере его произвели мы».

Фашистские гимны

Вторжению в Эфиопию и санкциям посвящены десятки песен.

Самая известная, «Facetta nera» («Черное личико»), рассказывает о молодой абиссинской рабыне, которая ждет своих освободителей в черных рубашках.

Самая расистская и жестокая, «Topolino in Abissinia» («Микки-Маус в Абиссинии»), на первый взгляд кажется детской песенкой. Микки-Маус взял саблю, винтовку, пулемет, пол-литра удушающего газа и волонтером отправился в Восточную Африку. Негус (правитель Эфиопии) побелеет от страха, когда его увидит. Бояться стоит не только негусу: Микки-Маус обещал своей маме привезти черную кожу на ботинки, папе — на подушку, а дяде нужен целый вагон черной кожи, ведь он шьет перчатки. При этом Микки-Маус-чернорубашечник — не абсурд и не сатира, а положительный персонаж. Микки-Мауса (в итальянской традиции — Topolino, т.е. Мышку) пощадила и автаркия, и антиамериканская пропаганда, поскольку он был любимым персонажем Муссолини и его семьи.

В песне «Africanina» («Африканочка») победа над абиссинскими варварами (Vittoria contro i barbari Abissini) приравнивается к победе над изобретателями санкций из Женевы (E contro i sanzionisti ginevrini).

«Не хватает мяса? А нам-то что!»: гимн против санкций

Самая известная песня про санкции — «Noi tireremo diritto» («Мы не свернем с пути»):

«Мы не свернем с пути, сделаем то, что сказал и написал Дуче: 
мы спокойно станем изгоями, мы — сыновья этой пролетарской Италии, отвечающей спокойствием и силой на любую подлость.

Раз Лига Наций хочет одарить нас санкциями, раз Лига Наций против нас ополчилась, мы все вынесем дисциплинированно, весело распевая песню:
Мы не свернем с пути, любовь к родине никогда не считалась преступлением…

Раз солдат идет на войну без страха, пусть тот, кто остается дома, затянет ремень потуже; в этом случае и поголодать полезно!

Тяжелые времена наступят для обжор после введения санкций:
толстых животов мы больше не увидим; 
но мы, привыкшие к умеренности, не умрем от этой умеренной диеты…
Мы не свернем с пути, и никто не увидит нас опечаленными.

Не хватает мяса? А нам-то что!
У нас три моря, у нас столько рыбы, что можем подарить тому, кто хочет.
Теперь санкции уже ввели: ткани и косметика не приходят вагонами.
Мы во всем проявим себя патриотами, во всем будем более естественными, в общем, будем самими собой!..»

Санкции не только не остановили завоевание Эфиопии, но достигли обратной цели, укрепив режим Муссолини. Страна сплотилась против врага — слабых, пришедших в упадок европейских демократий, мешающих Италии обеспечить себе законное «место под солнцем». Это и стало лейтмотивом песен и прочих пропагандистских опусов.

«Мне наплевать»

«Me ne frego» («Мне наплевать»)

Название песни «Me ne frego» («Мне наплевать») говорит само за себя.

«Англия — богиня фунта стерлингов —
Упрямится, не признает возражений,
Но Бенито Муссолини,
Если на кон поставлены судьбы Италии,
Повторяет такие слова:
«Мне наплевать, не знаю, понятно ли я выразился…»

Италия, которой нужно место под солнцем,
Не хочет и не может всегда зависеть от нянек.
Язык, которым она говорит, доказывает,
Что она вышла из-под их опеки,
А тому, кто возмущается, она ответит так:
«Мне наплевать, не знаю, понятно ли я выразилась…»

Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.