перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Daily
Nightly

Кто делает новый театр: 8 лучших продюсеров

«Открытая сцена», «Боярские палаты», «Театральный альманах», модернизация театральных институций и фестивалей — «Воздух» рассказывает о людях, из которых состоит продюсерский цех нового российского театра.

Искусство

Дмитрий Мозговой

«Боярские палаты»

Фотография: Мария Савельева

Кто это

Разрушитель стереотипов о косности театральных чиновников Союза театральных деятелей, он стал продюсером против своей воли. Будучи сыном актера, готовился пойти по стопам отца, но услышал от него что-то в духе: «Только через мой труп». Желая непременно связать свою судьбу с театром, благополучно поступил на продюсерский факультет ГИТИСа. Уже в процессе обучения участвовал в организации Недели большой моды, набирался опыта на канале «Культура» и даже на один год стал директором клубной программы «Золотой маски», где устраивал выступления Трея Ганна, Нино Катамадзе и «Аукцыона». Вскоре, в 2008 году, был приглашен в СТД на пост директора Всемирного фестиваля детских театров, в рамках которого за 10 дней было показано более 50 спектаклей из почти 30 стран. Сегодня Дмитрий Мозговой — зампред СТД по творческим вопросам.

Что сделал 

Простаивающие руины на Страстном бульваре за неполный сезон волей Мозгового превратились в новое место силы современного театра - «Боярские палаты». В сводчатых краснокирпичных залах проходят всевозможные театральные дискуссии, от случая к случаю устраиваются перформансы независимых коллективов, а для студентов Дмитрия Брусникина в содружестве с Le Cirque de Charles la Tannes так вообще «Палаты» стали вторым домом.

Цитата 

«Это было помещение, которое когда-то давно СТД сдавал в аренду, потом арендаторы съехали, оставив место фактически полуразрушенным. Когда я туда в первый раз попал, подумал: «Ого, как круто!» А денег ни на какой ремонт ни у кого не было, и новых арендаторов найти было сложно. И я, воспользовавшись положением, попросил в этот период безвременья разрешить проводить в этом совершенно не театральном пространстве всяческие творческие мероприятия. Калягин загорелся этой идеей, и мы начали. Первым событием стал «Живой журнал «Театр», открытая встреча по теме «Есть ли политический театр в России». И в эту пыль пришли Угаров, Богомолов, Серебренников, Волкострелов и очень много зрителей, пространство впервые за долгое время снова наполнилось людьми. А там мрак: отсутствие нормального освещения, туман из пыли, какие-то темные залы. Мы там еще нашли клад — древние значки 1975 года с эмблемой ВТО СССР — и выдавали их всем на входе вместе с бахилами».

Дарья Мещанкина

Фестиваль NET

Фотография: Мария Савельева

Кто это 

В 2002-м году окончила экономический факультет Высшей школы экономики, затем журфак МГУ. Десять лет отработала специалистом в двух крупнейших российских банках. Была одним из первых студийцев зарождающегося театра при Доме Булгакова, где пропадала все свободное от работы время, играя в первых театрализованных экскурсиях. Скрыв от приемной комиссии ГИТИСа истинный возраст, прошла все туры на актерский факультет, слетев на финальном отсеве. Оставив мечты об актерской карьере и уволившись из банка, на добровольных началах стала помогать организаторам фестиваля NET, заняв со временем должность директора по маркетингу. Параллельно участвовала в организации фестиваля «Театральный синдром». Окончив в прошлом году «Школу театрального лидера», стала директором фестиваля NET.

Что сделала 

Все пять лет работы на NET одновременно занималась его идеологией и маркетингом. Лекция Пьерика Сорена в ГЦСИ, совместный фотопроект с Британской академией, социальные сети офлайн в городских кафе — каждое мероприятие, нацеленное на расширение аудитории фестиваля, стало отдельным художественным событием. Помимо прочего, была соавтором победившего в конкурсе Департамента культуры проекта реорганизации «Открытой сцены».

Цитата 

«Когда я начинала работать на NET, уже сформировалась культура организации всевозможных арт-кластеров вроде «Артплея» и «Флакона», вокруг которых стали объединяться самые разные люди. Причем далеко не все они были истинными ценителями современного искусства, просто места эти организованы так, что людям там элементарно приятно находиться. А с театром, по крайней мере тогда («Гоголь-центра» еще не было), в этом вопросе была беда. Просто режимный военный объект. Двери открывают ровно за час до спектакля, пришел раньше — стой на улице. Начало спектаклей в семь, основная масса людей заканчивают работу не раньше шести, и с нашим московским трафиком зритель влетает в театр за пять минут до начала, а тут бабушка с недобрым взглядом встречает его нравоучительным «Опаздываешь? Давай бегом!»; у него выбор — либо сдать пальто в гардероб, либо сходить в туалет, потому что больше уже ничего не успеть. К тому же найти эти два объекта, не нарвавшись на раздражение утомленных жизнью капельдинеров, шансов тоже мало. Людей, которые не ходят часто в театр, такие вещи могут напугать, они уйдут и больше никогда сюда не вернутся. Поэтому первым делом мы стали придумывать какие-то вещи, которые помогут пришедшим людям себя комфортно ощущать. Начиная от атмосферного музыкального сопровождения до и после спектакля и заканчивая специальной командой волонтеров, которая постоянно работает со зрителем, не оставляя без внимания ни одну просьбу или вопрос».

Екатерина Алексеенко

Фестиваль «Цех»

Фотография: Мария Савельева

Кто это 

Одна из немногих подвижников современного танца, директор фестиваля «Цех», а с этого сезона еще и исполнительный директор Центра им. Мейерхольда. Год отучившись в Петербугской консерватории, поступила на продюсерский факультет СПбГАТИ и уже со второго курса фактически стала директором труппы современного танца «Игуан». Совмещая практику в Филармонии и работу администратором в «Балтийском доме», организовала подопечному коллективу первые показы на широкую аудиторию и гастроли в Германию. Набираясь на «Золотой маске» опыта в отделе продажи билетов, устроила первые питерские гастроли театра «Кинетик», худрук которого Александр Пепеляев и пригласил нового продюсера стать менеджером проектов созданного им в Москве фестиваля «Цех». Спустя без малого десять лет работы на фестивале, Алексеенко сменила на посту директора Елену Тупысеву, возглавившую по приглашению Департамента культуры театр «Балет Москва».

Что сделала

Коллективными стараниями команды продюсеров-авантюристов «Цех» за 15 лет несколько раз приспосабливался к новым условиям, превратившись из российского в международный, сохранив и укрепив за собой статус главного в стране фестиваля театров танцев. Тем временем Центр им. Мейерхольда, планомерно формирующий при себе продюсерский dream team, кардинально обновил политику и стал одной из активнейших точек на культурной карте города.

Цитата

«По большому счету, для зрителя — а ты ведь работаешь для зрителя — не имеет значения, в государственной структуре создан спектакль или в независимой. Это одно культурное поле. А изнутри, конечно, разница ощутимая. В независимой структуре сложнее финансово — никакие ежегодные средства к существованию тебе не гарантированы. Но больше личной ответственности каждого участника процесса, больше мобилизации. Каждый работник становится многостаночником, он становится универсальным, взаимозаменяемым. Ты понимаешь и можешь участвовать во всех процессах проекта — от технических райдеров до дизайна афиш и плакатов. Приглашение работать в ЦИМе, в государственном учреждении, я приняла, потому что мне близка их деятельность — создание театральной среды, не просто спектаклей, а среды, которая может потом сама порождать и проекты, и новые идеи. ЦИМ — это такой мост между независимыми художниками и государством».

Vottebe

«Театральная бессонница»

Фотография: Глеб Леонов

Кто это 

Два человека — бездельник-грузин Саба Лагадзе и актриса-литовка Ксения Орлова — встретились случайно в 2010 году, полюбили друг друга и придумали фестиваль «Театральная бессонница», театральный аналог ночных кинопоказов. Собственно, Vottebe расшифровывается как «Вот театральная бессонница». Ксения Орлова — выпускница ГИТИСа, курса Олега Кудряшова, играет в «Практике», Театре наций и в «Мастерской»; прошлое Сабы Лагадзе окутано завесой тайны. Сейчас по приглашению Алексея Паперного Vottebe занимаются театральной программой клуба «Мастерская»

Что сделали 

После серии успешных «Театральных бессонниц» в Театральном центре «На Страстном» и Центре им. Мейерхольда придумали фестиваль тематических короткометражных спектаклей «Театральный альманах» уже на постоянной базе ЦИМа с единоразовым выездом в Ермоловский. В течение года в «Альманахах» участвовали АХЕ, «Театр.doc», «Практика», Мастерская Петра Фоменко, «Лаборатория Дмитрия Крымова», театр «Около дома Станиславского», театр Post — в общем, чуть ли не все более или менее коммуникабельные представители современного театра, порой и совершенно никому неизвестные. Параллельно вывезли спектакль «Театр.doc» на «Нашествие», провели «Альманах» в рамках пермской «Текстуры» и получили премию поддержки молодых театральных инициатив «Акция».

Цитата 

«Успешность «Театральной бессонницы» — это совпадение многих-многих вещей, стечение обстоятельств. Понятно, что это неожиданно, — с первого раза собрать полный зал, не прогореть. Понятно, что мы этот проект даже не задумывали как коммерческий, делали все на свои деньги, никаких спонсоров и никаких государственных денег у нас никогда не было. Мы набирали долгов, делали фестиваль и с вырученных денег долги отдавали. Еще ведь пять лет назад театры не так активно пользовались соцсетями. Так что вот составляющие: вкус, грамотная подборка программы, красивые афиши и реклама через соцсети. Это все как-то сработало. И если первая «Бессонница» состояла из спектаклей курса Кудряшова, то следующая уже — сразу АХЕ.

Слово «продюсер» у нас неправильно используется. Продюсер — это на самом деле сохудожник. Единственное отличие его от режиссера, музыканта или художника в том, что он не может быть отдельным автором, он может быть только соавтором. Все наши проекты начинаются с нашего слова, мы собираем людей, раздражаем и возбуждаем. С этого все начинается». 

Милена Авимская

«On.Театр»

Фотография: Мария Савельева

Кто это 

Создатель первой независимой театральной площадки Петербурга «On.Театр» и главный продюсер обновленной «Открытой сцены» — демократичной платформы СТД для новой режиссуры. Родилась с Казахстане, где бабушка с дедушкой поднимали целину. Увидев в юном возрасте «Персидскую сирень» с Ахеджаковой, влюбилась в театр навсегда. На продюсерский факультет ГИТИСа поступала уже будучи директором Сургутского драмтеатра. Получив красный диплом и открыв собственное актерское агентство, переехала в Петербург. Знакомство с местными молодыми и прогрессивными, но бездомными театральными силами дало понять — нужно такое место, где они все смогли бы развернуться. Так за свои деньги молодой продюсер арендовала помещение на Жуковского, 13, провела капитальный ремонт и в 2011 году открыла «On.Театр». Через два года выяснилось, что этажом выше живет недовольный происходящим генерал, и, несмотря на поддержку СМИ и общественности, после угрозы уголовным делом театр оказался на улице. К этому времени Милена уже получила приглашение возглавить продюсерский штаб «Открытой сцены».

Что сделала

За несколько лет существования под эмблемой «On.Театр» сыграли свои первые питерские спектакли Дмитрий Волкострелов, Семен Александровский, Семен Серзин по пьесам Михаила Угарова, Вячеслава Дурненкова и Павла Пряжко. Впервые в полный голос о себе заявило альтернативное театральное сообщество. Придуманный Миленой Авимской в «Открытой сцене» «квартирник» по сути — еще один способ обнаружения самородков, сюда приходят без разбора все те, кто хотят. При идеальном раскладе в следующем сезоне «Открытая сцена» представит небывалую подборку новых героев, не имевших прежде возможности быть замеченными.

Цитата 

«Когда я впервые стала работать в театре, у меня случилось озарение — я увидела глаза выходящих после спектакля людей, увидела, как они изменились. Я поняла, что с ними всеми там что-то произошло. Все эти люди — 600 или 700 человек, — они все изменились! На меня это произвело колоссальное впечатление. Тогда я поняла, что хочу заниматься театром. Когда после ГИТИСа мужа пригласили работать в Питер, я поехала с ним как жена декабриста, с животом. И там стала просто общаться с молодыми ребятами, режиссерами без всякой цели. Они все говорили одно и то же: «В этом городе все очень медленно, гнусно, вязко и невыносимо сложно». Они говорили, что во всем городе нет ни одного театра, подобного «Театр.doc», ЦИМу или ЦДР. Я ничего этого не знала тогда, была потрясена — почему никто не может этого сделать? Все говорят: «Болото». И потом уже, когда «On.Театр» был как-то легко открыт, я сформулировала для себя: «Как нужно передвигаться по болоту, чтобы не увязнуть?» — «Максимально быстро». 

Помогать молодым гораздо проще, когда есть бюджет, ресурс, помещение, когда не трогает никто, генерал сверху не живет и так далее. Но я заметила, что если в Питере просто, без всяких денег, хотят очень талантливые ребята, то в Москве талантливые уже избалованы. Когда есть деньги и возможность, жажда как будто испепеляется. Миссия «Открытой сцены» — развивать и стимулировать театральное искусство руками молодых. Моя задача — установить планку. Здесь нет худрука, нет труппы и абсолютная свобода. Если в таких условиях художнику нечего предъявить, то грош ему цена».

Евгений Худяков

«Открытая сцена»

Фотография: Мария Савельева

Кто это 

Будущий продюсер-экспериментатор после случайного знакомства с Дмитрием Крымовым — давним другом родителей — сбежал из второсортного экономического вуза на продюсерский факультет ГИТИСа. Именно затем, чтобы иметь основание впоследствии работать с лабораторией главного в стране представителя «театра художника». Так, с первого курса он стал бессменным администратором знаменитого коллектива. Евгения можно встретить на каждом спектакле «Лаборатории Дмитрия Крымова» заботливо помогающим зрителям найти свое место (притом что де-факто он является генеральным продюсером труппы). В 2012 году поступил в «Школу театрального лидера», где участвовал в написании конкурсной заявки концепции развития проекта «Открытая сцена». Проект победил, и через год подзабытое ведомственное учреждение СТД, базирующееся на легендарной Поварской, 20, превратилось в один из самых амбициозных и продуктивных продюсерских проектов Москвы.

Что сделал 

Придумал показать лучшие независимые детские спектакли в школах и интернатах спальных районов Москвы. Потом — серию экспериментальных спектаклей в библиотеках, первый из которых — «Публичные чтения» Дениса Азарова — оказался востребован в читальных залах самых разных районов города и вместе с восторгами библиотекарей где-то спровоцировал даже жалобу в прокуратуру за буквальную цитату «Адама и Евы» Тициана. Из последнего — вместе с Арсением Эпельбаумом Худяков запустил школьный проект «Академия театрального зрителя», где ученикам младших классов в обаятельных театральных формах рассказывают, например, о разнице балета и оперы.

Цитата 

«Открытая сцена» — первый опыт департамента с конкурсом на лучшую художественную концепцию. Мы написали заявку, конкурс выиграли и пришли работать. Как такового репертуара у проекта не было. Так как нам хотелось, чтобы у проекта было собственное лицо и собственный репертуар, первым делом мы наладили  контакт с самыми разными независимыми коллективами, у которых есть спектакли, но нет собственного дома. От детских театров «Снарк», «Творческое объединение 9» и «Трикстер» до независимых проектов под руководством молодых режиссеров вроде Дениса Азарова, Сергея Аронина и Филиппа Виноградова. Из их готовых спектаклей, а также постановок, придуманных и сделанных специально для нашей площадки на Поварской, мы постепенно формируем репертуар. Кроме того, мы стали придумывать собственные проекты, подавать заявки на грант «Открытая сцена» и реализовывать их. Так возникла идея ставить спектакли для школ и библиотек. Арсений Эпельбаум сделал для нас спектакль «Академия театрального зрителя». Это интерактивная лекция про театр, которую мы показываем ученикам начальных классов в актовых залах московских школ. Мы стремимся к тому, чтобы все наши проекты были мобильными, могли легко приспосабливаться к разным пространствам, в том числе изначально нетеатральным. В следующем сезоне планируем также освоить выставочные залы, парки и другие не самые привычные для проведения спектаклей места».

Саша Пас

Le Cirque de Charles la Tannes

Фотография: Мария Савельева

Кто это 

Продюсер независимого коллектива Le Cirque de Charles la Tannes. Социолог по образованию, некоторое время пробовал себя в фотографии и создании арт-объектов, работал дизайнером в журналах Vogue, Glamour, AD и Yoga Journal, издавал собственный pdf-журнал о культуре «55». С будущими «Шарлатанами» познакомился, когда те еще были студентами Школы-студии МХАТ и только задумывали свой первый спектакль. Увлеченный идей синтеза всего подряд, познакомил их с Муджусом и Януком Латушкой, и с тех пор один из главных электронщиков страны и экспериметирующий видеохудожник стали неизменными соавторами банды. После ряда успешных проектов уехал учиться на арт-менеджера в Барселону, по возвращении поступил в «Школу театрального лидера».

Что сделал

В качестве продюсера реализовал все проекты «Цирка шарлатанов» — от «Хрустального мира» до «Копов в огне». В Барселоне вместе с местными театральными активистами организовал независимую команду Re-Teatro, играющую социальные спектакли в школах и разнообразных арт-пространствах. В Москве запустил мастерскую по созданию новых синтезаторов Playtronica — в здании Центрального телеграфа теперь можно играть музыку, прикасаясь к яблокам, воде и пластилину. В июне этого года готовится к выпуску премьеры Le Cirque de Charles la Tannes в Центре им. Мейерхольда под рабочим названием «Мурманск» — это будет интерактивный квест про город будущего.

Видео о Playtronica

Цитата

«Когда я познакомился в начале нулевых с Квятом (Юрий Квятковский — режиссер, руководитель объединения Le Cirque de Charles la Tannes. — Прим. ред.) и Розиным (Алексей Розин — актер и режиссер объединения. — Прим. ред.), они уже тогда говорили о некоем «Цирке Шарля Тана» и смеялись — какая смешная шутка. Это уже была банда из нескольких немножко одержимых театром студентов, говорящих все время: «Наш цирк», «Наш театр», «Наши спектакли». У них с самого начала было устремление уйти в свой авангард. Но они стилистически были неопределены, а я к тому времени нес в себе суперконцептуальную идею о том, что все должно быть концептуально. Тогда в голову и пришло познакомить их с Муджусом — это было бы концептуально. Техно и театр. Понятно, что это уже делал Серебренников в «Откровенных полароидных снимках», но примеров подобных было не так много, тем более среди студенческих работ. В общем, так появился «Хрустальный мир». 

Продюсеры — это такие визионеры, которые видят: если вещь А подходит к вещи B, то не важно, из чего эти вещи состоят, их нужно просто поставить рядом. Ими движет иррациональное желание двигать вещи, менять местами и смотреть на результат. В случае с «Цирком», у нас этим А был всегда театр, а B — тот же видеоарт или электронная музыка, хип-хоп, сейчас, в «Мурманске», это будет ролевая игра, и наш глобальный план — мобильно-интерактивный театр».

Полина Васильева

Новая сцена Александринского театра

Фотография: Hика Черняева

Кто это

Будучи дочерью гениального режиссера, выпускница театроведческого факультета сознательно решила оградить себя от театра и на заре 90-х с головой окунулась в едва сформировавшейся мир отечественного современного искусства. На смену кураторской деятельности пришла редакторская — на посту главреда обновившейся тогда газеты «Метро», а затем и первого главного редактора российского «Тайм-аута». Все изменило знакомство на фестивале «Территория» в 2011 году с Маратом Гацаловым: Васильева вернулась в театр.

Что сделала

Открытая режиссерская лаборатория «Мастерская на Беговой» под кураторством Марата Гацалова и Полины Васильевой одновременно вдохнула жизнь в совершенно растерянный на тот момент Центр драматургии и режиссуры и за два года явила миру с десяток новых режиссеров, востребованных теперь повсеместно, — от Ивана Орлова и Семена Серзина до Алексея Размахова и Александра Созонова. После скандала с труппой и последовавшего снятия Михаила Угарова с поста худрука ЦДР Гацалов возглавил в Питере Новую сцену Александринки, обещающую стать колыбелью новейших театральных форм.

Цитата

«Я, честно говоря, про правила ничего не знаю. С опытом я научилась руководствоваться чутьем. Когда ты просто чувствуешь, что вот эти люди складываются в коллектив, а эти спектакли в программу, а эти — нет.  Все должно цепляться одно за другое, все должно быть взаимосвязано. Когда плотно занимаешься тем или иным видом искусства, довольно быстро понимаешь, что нет четких границ между одним и другим. Вот эта междисциплинарность, о которой все сейчас говорят, была на самом деле всерьез и во всех смыслах представлена в конце 1980-х — начале 1990-х. Все друг друга знали, и круг людей, занимавшихся искусством, был не очень-то широк, и профессионального разграничения на сообщества не было. И все мои дружеские профессиональные контакты, приобретенные на заре туманной юности, работают до сих пор. 

В Александринке мы придумали новый виток в развитии лабораторного принципа: мы хотим расширить количество типов художников, участвующих в создании эскизов спектаклей. Мы хотим, чтобы группы формировались не только из людей принятых в театре специальностей — режиссер, актер, сценограф, — которые бы сочиняли традиционными способами спектакли. Мы хотим, чтобы это были более сложносочиненные команды, которые, благодаря обмену опытом между разными дисциплинами современного искусства, могли бы создавать более современный театральный продукт, не замыкаясь на форме драматического театра».

Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.