перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Новая норма

Был ли мальчик: почему закрыли программу обмена школьниками FLEX

Перемены
Фотография: www.flickr.com/exchangesphotos

Однополые семьи, Павел Астахов, церковь, иностранное влияние, таинственный мальчик, не вернувшийся из Америки, тысячи счастливых выпускников: по просьбе «Города» журналист «Коммерсанта» Александр Черных разобрался, что такое программа обмена FLEX и почему спустя 20 лет работы в России ее закрыли.

Даже удивительно, что программа Future Leaders Exchange дожила до наших дней, ведь это такой же символ начала девяностых, как напиток «Зуко», приставка «Денди» и программа «Звездный час». Ее придумал сенатор от Демократической партии Билл Брэдли — бывший баскетболист, олимпийский чемпион 1964 года, автор семи книг, неутомимый борец с бедностью и, похоже, просто неисправимый романтик. Именно он убедил Конгресс в том, что «лучший способ добиться длительного мира и взаимопонимания между США и Евразией — предоставить молодежи возможность узнать о демократии из первых рук, через свой собственный опыт». И в 1992-м появился FLEX — невероятный шанс для школьников, еще недавно носивших красные галстуки, своими глазами увидеть США. Именно тогда в русском языке прочно закрепилось выражение «поехать по обмену». Конечно, международные программы для школьников действовали и раньше, но FLEX отличалась от них, как настоящие американские джинсы от советской варенки. Во-первых, попробовать сдать экзамены мог абсолютно каждый школьник, никакого предварительного отбора не было. Во-вторых, счастливчики уезжали не на месяц, не на два, а сразу на целый год. И главное, программа была абсолютно бесплатной — США полностью покрывали все расходы, включая билет на самолет и даже ежемесячные карманные деньги. Самое смешное, что никакого «обмена» на самом деле не было — программа просто не предусматривала приезда американских школьников в Россию.

С тех пор условия программы практически не менялись. Сейчас в ней участвуют десять стран: Армения, Азербайджан, Грузия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Туркмения, Украина и, до этой недели, Россия. «Программа FLEX предоставляет учащимся возможность познакомиться с народом и культурой Соединенных Штатов Америки, — говорится в последней на данный момент версии правил. — В свою очередь, стипендиаты программы — «юные посланники» — научат американцев лучше понимать людей и культуру их родной страны». Принципы те же: участвуют все желающие старшеклассники (если у них нет родственников в США), минимальный возраст — 14 лет, Госдепартамент оплачивает все расходы. При этом в правилах несколько раз подчеркивается, что участники FLEX «обязаны вернуться на родину по окончании программы». Американская виза, выданная участнику программы, «не может быть изменена или продлена ни по каким причинам». Более того, участникам программы запрещен въезд в США еще два года после окончания программы. С 1992 года с помощью FLEX в Штатах побывали более 22 тысяч старшеклассников, из них 8 тысяч россиян. 

Первый тревожный звонок для FLEX прозвучал в апреле этого года на волне истерии вокруг «иностранных агентов». Тогда Владимир Путин заявил на коллегии ФСБ, что «Россия не допустит использования неправительственных организаций на своей территории для деструктивных целей, как это было на Украине». Уже через несколько дней Минюст потребовал перерегистрации «Американских советов по международному образованию» — крупной НКО, которая занимается международными образовательными программами, в том числе и FLEХ. Организация заявила о готовности пройти все необходимые процедуры, однако чиновники внезапно потребовали полностью приостановить деятельность «Советов» до окончания перерегистрации. После этого несколько сотрудников «Советов» было выслано из страны.

Фотография: www.blogs.worldlearning.org

Похоже, что перерегистрировать образовательную НКО так и не получилось, — сейчас на сайте организации опубликовано следующее сообщение: «Представительство корпорации «Американские советы по международному образованию» в РФ объявляет об остановке своей деятельности. Корпорация планирует открыть свой филиал в г. Москве, и ожидается, что этот процесс займет около двух месяцев. Мы надеемся на положительный исход дела и в настоящее время рассматриваем варианты минимизирования сбоев в работе наших программ».

Но «сбоев» избежать не удалось. Экзамены для претендентов на участие в программе FLEX (в этом году они впервые проходят онлайн) начались 10 сентября и должны были продлиться до 15 октября. Российские школьники уже начали отправлять в Америку выполненные задания и свои документы, а правовой статус оператора программы в России все еще оставался неясным. И 30 сентября российские дипломаты вручили сотрудникам посольства США специальную ноту о приостановке участия в образовательной программе на два года.

К сожалению, обе стороны до сих пор не раскрывают содержание этого документа. Посол США Джон Теффт заявил лишь, что «глубоко сожалеет о решении российских властей закрыть программу, которая выстраивала глубокие и прочные связи между нашими народами». Действительно, в одном только 2014–2015 учебном году с помощью FLEX в США въехали 800 школьников из России. Как теперь утверждает МИД РФ, один из них на родину так и не вернулся — и именно это стало причиной остановки программы.

Впервые о пропавшем школьнике заявило Минобрнауки — в комментарии «Коммерсанту» ведомство рассказало, что «в этом году для одного из участников программы, российского школьника, власти США оформили опеку. В результате школьник остался в США». На следующий день детский омбудсмен Павел Астахов поделился со СМИ душераздирающими подробностями инцидента — по его словам, организаторы FLEX направили 16-летнего российского мальчика в однополую семью в Мичигане. Там ему настолько понравилось, что он просто отказался возвращаться домой к маме, — и гомосексуальная пара усыновила его при поддержке властей США. При этом господин Астахов отказался назвать имя мальчика и другие детали, заявив, что этого не хочет мать ребенка. Свою речь уполномоченный закончил совсем странным заявлением: «Будем ли возвращать ребенка — это уже зависит от позиции его российских родителей».

Позже, уже ночью, сотрудники посольства РФ в США рассказали ТАСС об «обстоятельствах этой неприглядной истории». По их словам, россиянин был направлен в обычную семью, но в церкви «познакомился с парой пожилых гомосексуалистов, бывших военных». Подросток «попал под их влияние», заявил, что также является геем, и попросил политического убежища. Российские дипломаты утверждают, что даже привезли к нему из России маму, но та вела себя неадекватно и в итоге не очень возражала против общения «с новыми родственниками». В итоге МИД РФ принял решение полностью выйти из программы, припомнив и другие жалобы российских детей — на плохое образование в американских школах и недостаточное питание в семьях.

Во всей этой истории пока остается слишком много вопросов к обеим сторонам конфликта. В Госдепе США «Коммерсанту» заявили, что ничего не знают об усыновленном геями ребенке, но не раскрывают подробности российских претензий.  Стоит вспомнить правила FLEX, которые не допускают исключений: участники программы «ни по каким причинам» не могут остаться в Штатах после истечения срока учебной визы. Раньше это требование неукоснительно соблюдалось — понятно, что в девяностые годы желающих получить убежище в США наверняка было гораздо больше. Также неясно, почему эта история стала публичной только сейчас, если подросток должен был оказаться дома еще в мае. Кроме того, и Россия, и США избегают затрагивать тему деятельности «Американских советов по международному образованию» — до сих пор неизвестно, имеют они право проводить экзамены FLEX или же программа была бы закрыта и без гей-скандала.

Пока что крайними оказались тысячи российских школьников, которые и не собирались просить убежища в США, но в итоге потеряли возможность бесплатно учиться в другой стране.

Фотография: www.flickr.com/exchangesphotos

Что об этом думают студенты FLEX

Федор Кабанов, студент Высшей школы экономики, участник программы FLEX в 2012 году: «Поездка в США очень помогла мне переоценить свои жизненные взгляды и разрушить много стереотипов — не только свои собственные, но и стереотипы американцев о России. Многие из нас стали толерантнее, перестали предвзято относиться к людям и событиям. Именно FLEX воспитал во мне настоящего патриота своей страны. И мне захотелось прославлять Россию и остаться на родине.

Все было оплачено Госдепартаментом США, каждому выделялся большой грант (примерно 30 тысяч долларов в 2012 году). Вообще, за всю поездку мы оплатили только нотариальную доверенность. Семьи подбирали по нашим анкетам координаторы принимающих организаций. Все они оказались очень разными, но везде с нами хорошо обращались. Семьи обеспечивали трехразовым питанием, а Госдеп выделял каждому из нас 125 долларов в месяц.

Конечно, мы были поражены высоким уровнем жизни, так как многие были из провинциальных городов. Америка дала нам множество возможностей: мы фотографировали, рисовали, пели и играли в музыкальных группах, лепили из глины, занимались спортом и многим другим. Мы встретили в Америке очень много людей, и большинство из участников программы дружат до сих пор. Мы поступили в один из лучших российских вузов — Высшую школу экономики — и теперь даже вместе живем в общежитии».

Вадим Савицкий, Санкт-Петербург, участник программы в 2013–2014 году: «Я уехал в конце августа прошлого года, а вернулся этим летом. Жил в Техасе, в маленьком городке на границе с Мексикой. Меня поселили в семью выходцев из Мексики, у них кроме меня было два своих ребенка. Вообще, в 99% случаев участники программы попадают в такие обычные семьи среднего класса — организаторы хотят, чтобы мы увидели реальную жизнь в США и составили свое мнение о жизни рядовых американцев. По условиям FLEX я должен проводить презентации и рассказывать о культуре своей страны. Оказалось, что американцы очень мало знают о России и вообще не очень интересуются заграницей.

Еще мы были обязаны отработать 50 часов волонтерской работы в год — это совсем немного и очень интересно. Мы работали в детской клинике, помогали больным детям, устраивали им праздники. Еще работали на стендах во время благотворительных концертов: расставляли столы, продавали билеты, просто общались с людьми. Если ты добровольно отработаешь 100 часов, то получаешь благодарственную грамоту от Госдепа. У меня такая есть, это очень приятно.

Я учился в совершенно обычной школе, жил в маленьком городе, поэтому увидел и положительные, и отрицательные стороны жизни в США. И я там почувствовал себя русским больше, чем когда жил в России. Понимаете, ты всегда чувствуешь себя чужим, хотя люди к тебе очень хорошо относятся. Но все равно ощущение, что ты в гостях и твой дом не здесь. Я начал скучать по всему российскому: по друзьям, традициям, даже по национальной кухне, по гречке. Как бы хорошо там ни было, я не смогу жить в Америке. Но у многих моих знакомых участников программы другое мнение — они хотят получить высшее образование в США. Я вернулся в родной город, в свою школу. Буду поступать в педагогический — я еще до поездки решил, что хочу стать учителем английского языка.

Безусловно, запрет FLEX — это неправильное решение. Очевидно, что оно принято в угоду политической конъюнктуре, которая не должна влиять на культурные связи. Проблема взаимопонимания между странами и так существует, не стоит ее усугублять, перекрывая каналы общения».

Надежда Денисова, 16 лет, Ленинградская область, участница FLEX текущего года: «Я узнала о программе летом 2012 года, когда только перешла в 9-й класс. Мамина коллега, замечательная женщина, решила помочь мне поискать разные возможности побывать за границей. Мы сидели в интернете, и сначала попадались только платные программы, которые стоят немалых денег. И когда надежды поучиться в зарубежной школе уже начали рушиться, мы открыли для себя FLEX — абсолютно бесплатную, но достойную доверия программу.

В первый раз я никак не готовилась к экзаменам — как и многие, считала, что это тест на знание английского. Разочарованию моему не было границ, когда я узнала, что не прошла. Потом я осознала, что совсем не понимала целей экзамена: он проверяет не знание языка, а личностные качества участника, его готовность провести год вдали от Родины, приспосабливаясь к образу жизни других людей и показывая им самое лучшее в своей стране. Ведь эта программа создана для того, чтобы улучшать понимание между нашими народами. Со второго раза у меня все получилось.

Сейчас я живу я в Вирджинии с замечательной молодой семейной парой. Они говорят, что Россия имеет много общего с Америкой, но в то же время большая часть того, что американцы знают о России, — это стереотипы и пережитки времен СССР. Им было интересно узнать о том, какова жизнь в России на самом деле, поэтому они решили взять студента из нашей страны.

Я веду видеоблог о своей жизни в США. Здесь, как и у нас, есть очень приветливые, дружелюбные люди, но есть и замкнутые. Контакт установить легко, можно заговорить о чем угодно, многие американцы любят просто поговорить.

Мое мнение: закрытие программы — это просто абсурд! В момент сильнейшего непонимания между двумя странами власти решают закрыть программу, направленную на построение этого самого понимания. Пробыв здесь всего лишь месяц, я уже могу сказать, что многому научилась, стала лучше понимать ценность слов и важность того, что ты говоришь. Я поняла, что важно любить и ценить то, что у тебя есть, несмотря на все недостатки. И я стала больше ценить разные мелочи, которые есть у меня в России, но которых тут нет, — можно сказать, прибавилась капелька патриотизма.

История про мальчика, на мой взгляд, полнейший абсурд. Во-первых, если бы такое произошло, об этом знало бы большинство участников, ибо в социальных сетях такие вещи распространяются быстро. Во-вторых, у этого мальчика разве родителей на родине не было? Кто же позволил его усыновить? Эта история выглядит так, словно кто-то собрал все вещи, которые многим людям не нравятся в США, и слепил такое вот ложное прикрытие для реальных, политических, целей закрытия программы».

Фотография: www.flickr.com/exchangesphotos

Юлия Соловьева, 14 лет, Удмуртия, село Селты: «Я уже два года готовилась к этой программе: учила английский, смотрела видеодневники финалистов. Как только мне исполнилось 14 лет, я сразу зарегистрировалась на портале и обрадовалась, что наконец-то могу попробовать свои силы.

Ко вчерашнему дню у меня были готовы все три эссе, я загрузила копии своих документов. Оставалось сделать лишь фото для визы и нажать на кнопку «Отправить». Вчера я была в очень веселом расположении духа, как вдруг около 7 часов вечера услышала от папы: «Программу FLEX закрыли». Сказать, что я была расстроена, — ничего не сказать. Сначала я просто не поверила, что это может быть правдой. Ведь это была такая возможность для российских школьников — и для меня в их числе.

Я не могла ничего делать. В голове крутились лишь мысли о том, что я потеряла свой шанс. Это был, наверное, ужаснейший день в моей жизни.

Мне кажется, что даже если история про мальчика — правда, то это проблемы только его и его семьи. Но я думаю, настоящие причины в том, что у России уж очень напряженные отношения с США сейчас. Я не люблю обсуждать политику, но ненавижу ситуацию, которая сейчас происходит».

Галима Ахмадуллина, предприниматель, основательница агентства поиска и развития талантов Galima HR: «Одиннадцать лет назад я прошла отбор в программу Future Leaders Exchange, благодаря которой получила возможность прожить год в Калифорнии.

Я училась в гимназии №2 города Оренбурга, которая входит в топ-рейтинг российских школ повышенного уровня. Исторически сложилось так, что каждый год в Америку уезжали учиться сразу несколько старшеклассников из нашей школы. Примечательно, что конкурс на место финалиста FLEX выше, чем на место в Гарварде: всего 2% участников становятся стипендиатами программы. В отборочном конкурсе участвовали тысячи старшеклассников нашего региона, в первом туре нужно было сдать элементарный тест на знание языка и заполнить небольшую анкету. Помню огромный коридор, где толпились сотни ребят с бумажными анкетами и наклеенными на них черно-белыми снимками из паспорта. Я была единственной, кто вклеил в анкету цветную фотографию с улыбкой во все зубы. Не исключаю, что именно благодаря этой фотографии я и прошла первый отбор.

Перед отъездом все говорили мне, что американцы глупые и на уроках я буду бездельничать, а вместо этого я смогла изучить основы экономики, высшую математику, испанский язык, историю и литературу Штатов. Меня предупреждали, что американцы — ленивые раздолбаи, а в итоге я училась так, как не училась в России ни до, ни после Америки: еле успевала выполнять домашнее задание по каждому из предметов в полном объеме и читать по пол-учебника за ночь, по которому наутро нужно было сдавать тест. На еженедельных контрольных списывать было не просто запрещено, но прежде всего стыдно, такое не приходило в голову никому из класса. Все наши рефераты проверяли по специальной программе, которая вычисляла объем оригинального текста в научной работе.

Мне говорили, что американцы не двигаются и страдают лишним весом, при этом каждый день после уроков на нескольких спортивных площадках школы проходили интенсивные тренировки, а два раза в неделю — соревнования и даже выездные матчи, где сборные школ играли против команд из других штатов. Американский футбол, волейбол, баскетбол, футбол, бейсбол, легкая атлетика, греко-римская борьба, трек, трейл… Оказалось, что спорт — еще одна религия Америки. 

Я вернулась из Америки толерантным и дипломатичным человеком с развитым чувством эмпатии, научилась управлять конфликтными ситуациями и помогать людям находить общий язык, стала более открытой и отзывчивой. Это во многом повлияло на выбор моей будущей профессии — долгое время я работала в коммуникациях: помогала научным, общественным и культурным проектам находить общий язык со своей аудиторией. Америка научила меня не бояться мечтать, брать на себя инициативу и нести ответственность. Это был не просто бесценный опыт, но и просто насыщенный событиями и открытиями счастливый год моей жизни. Первая зима без снега, первый опыт вождения, приключения в пустыне, побег в Мексику, новые друзья со всего мира, приключения, ночь в Диснейленде… А самое яркое впечатление оставил, пожалуй, выпускной бал, на котором по результатам голосования школы меня выбрали королевой бала, совсем как в кино.

Незнакомые люди предрекали, что после этой программы я вернусь в Россию агентом США, а я стала, неожиданно для себя и окружающих, еще большим патриотом своей страны. Друзья думали, что после учебы я уеду в США и в Россию больше не вернусь никогда, а мне, напротив, захотелось вернуться и сделать так, чтобы в России было не менее интересно жить. Имея возможность уехать в любую точку мира, я осталась здесь — хочу быть полезной, помогать людям развиваться и вдохновлять на перемены. Поэтому свои идеи и проекты я буду реализовывать здесь до тех пор, пока санкции и прочие законы не сделают мою деятельность невозможной или бессмысленной».

Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.